Лейбниц Готфрид

Из критического рассмотрения концепции Спинозы о единой субстанции возникает учение Лейбница о монадах. Лейбниц полагал, что если бы существовала только одна субстанция, то вещи не обладали бы активностью. Поэтому он утверждал, что субстанций существует бесчисленное множество, так как любая вещь выступает как субстанция. Они, т. е. вещи или субстанции, — носители силы, и эти силы являются «единицами» бытия, или монадами. Монады — это существа, лежащие в основе мира. Но монада — это не материальная единица бытия, а духовная субстанция, она — самостоятельная единица, способная к активности. Монада в своих первичных качествах является деятельной, нигде в мире нет пассивных вещей.

Монады находятся между собой в состоянии предустановленной гармонии. Это понятие у Лейбница должно объяснить существующие в мире взаимосвязь и согласованность. Так как монады психические сущности, взаимодействовать физически они не в состоянии, однако в мире мы наблюдаем согласованный порядок. Значит, развитие каждой монады уже изначально находится в соответствии с развитием других монад, и это соответствие предустановлено Богом. Это определяет гармонию в явлениях и гармонию между сущностью и явлениями.

Как таковые монады обладают простотой и не изменяются в своей определенности, они не зависят друг от друга и замкнуты в себе. По словам Лейбница, «они не имеют окон, через которые что-либо могло бы в них входить или из них выходить». Каждая монада в то же время представляет собой свой особый мир, в котором отражается весь мировой порядок, все другие монады и весь мир. Говоря словами Лейбница, «монада — это живое зеркало Вселенной».

Монады обладают качествами, которые отличают одну монаду от другой; двух монад, абсолютно тождественных, не существует. Лейбниц различает монады трех видов (разновидности) в зависимости от степени развития — «голые», души и духи.

1. Монады, которые характеризуются так называемой «перцепцией», пассивной способностью восприятия, образуют низший вид; они способны только формировать неясные представления. Низшие монады — «голые» — «спят без сновидений» и образуют то, что мы называем неорганической природой. В соответствии с системой Л. она отнюдь не мертва, поскольку жизнь разлита повсюду.

2. Для следующей степени развития монад характерна способность обладать ощущениями и образовывать явные представления. Их Лейбниц называет монады-души. Это более интенсивная форма проявления жизненной силы, которую составляет душа. «…Душами, — пишет Л. в „Монадологии“, можно назвать только такие монады, восприятия которых более отчетливы и сопровождаются памятью».

Память открывает возможность появления «эмпирической последовательности», общей для человека и животного. Она «состоит в том, говорит Л. в статье „Материя, взятая в себе“, что получающий те ощущения, которые он уже несколько раз получил следующие одно за другим, ожидает снова и снова получить их в той же последовательности» (на основе опыта). Но в этой деятельности души еще нет разумения (рассудка), без которого невозможна «рациональная последовательность» (практичность, рассудительность) характерная для человека.