Чайковский в Петербурге

Содержание.

1.Обоснование темы. 3.

2.Туманный город юности. 4.

3.Чиновник или музыкант? 8.

4.Без творчества нет жизни. 13.

5.На вершине. 16.

6."Пиковая дама". 18.

7.Заключительная часть. 20.

8.Список литературы. 21.

1. Обоснование темы.

О Петре Ильиче Чайковском написано немало, но в основном, это музыкальная литература .При упоминании его имени, сразу же вспоминаем Клин, небольшой подмосковный городок, в котором Петр Ильич провел последние годы жизни. Но знаменитый дом в Клину, ныне Государственный Дом-музей П. И. Чайковского, даже не принадлежал ему -Петр Ильич снимал там несколько комнат на первом этаже. А после его смерти дом этот выкупил брат Чайковского Анатолий Ильич и превратил его в музей.

Однако, Петербург много значил для композитора, гораздо больше Москвы или любого другого города. В Петербурге существует много памятных мест ,

связанных с именем Петра Чайковского, о которых хотелось бы рассказать. Здесь он учился в Училище Правоведения, в Музыкальных классах. затем, в Петербургской консерватории. Похоронен он тоже в Петербурге в Александро-Невской лавре.

Поэтому мне хочется рассказать о Чайковском как о петербуржце, о памятных местах, которые он когда-то посещал, о людях, знавших и любивших его.

2. Туманный город юности.

В начале 1848 года И. П. Чайковский, выйдя в отставку, переехал из Воткинска, где он служил директором горных заводов, в Петербург. Семья Чайковских была большая. Старшая из детей -Зинаида, затем шли сыновья—Николай десяти и Петр восьми лет, дочь Александра шести лет и пятилетний Ипполит.

На Биржевой линии Васильевского острова до наших дней сохранился большой, одиноко

стоящий дом. Дом-утюг «называют его жители. Этому дому и суждено было стать первым жильем Петра Ильича в Петербурге.

Трудно сказать , в какой именно квартире поселилась тогда семья Чайковских. В то время дом был трехэтажный, а в 1879 году был надстроен четвертый этаж, в 1887 году над частью корпуса, выходившего на Биржевую линию, появилась надстройка пятого этажа, которая многие годы служила мастерской для художников, в этом доме жили и умерли Крамской и Куинджи .

Сейчас это дом № 18/ 2 по Биржевой линии, тогда же почтовый адрес писали так: «Васильевский остров, близ Биржи, дом Меняева».

В том же году Николая и Петра отдали в частный пансион Шмеллинга. Долго не удавалось найти адрес

этого пансиона. Помогло объявление в старом Петербургском путеводителе: «Б.пр.16 Пет .ст. д. Менда. Школа муж. Язык: англ. Фр. немецк. и латынь. Танцы и гимнастика. Плата за пансион 350 руб., полупансион 225 руб., приходящ. 80 руб.» Петр Чайковский был приходящим.

В это же время начались его первые занятия музыкой с учителем Филипповым. В декабре Петр тяжело заболел и врачи запретили ему всяческие занятия. После поездки на Урал в 1849−50 гг. здоровье ребенка восстановилось, встал вопрос о продолжении обучения. Вначале хотели чтобы оба брата учились в Горном корпусе, но потом решили поместить Петра в открытые в 1847 году приготовительные классы Училища правоведения, которые впоследствии образовали с Училищем одно учебное заведение.

Основанное в 1835 году для подготовки судейских чиновников, оно отличалось первое время нехарактерным для николаевской России мягким режимом.

Однако спокойная жизнь в училище протекала лишь до 1848 года — начала «мрачного семилетия «, которое было наиболее тяжким за все время царствования Николая 1. Вести о революции во Франции быстро взбудоражили юные умы. В училище коренным образом изменился режим. Директором назначили бывшего рижского полицмейстера генерал-майора Языкова. Старых гувернеров заменили в большинстве офицерами. Кроме того, появилась новая должность инспектора воспитанников .Ее занял полковник Рутенберг, который был раньше преподавателем верховой езды. Один из воспитанников приготовительных классов В. Мещерский вспоминал о первом своем знакомстве с новым директором:

«Помню, как вчера, его появление к нам в приготовительные классы .Он не вошел, а влетел , как ураган, поздоровался, а затем с глазами на выкате для придания себе строгости стал обходить наши классные столы … Я стоял с руками, положенными на стол .Он подошел ко мне, ударил по рукам ."Как сметь так стоять? — рявкнул он , — Руки по швам !"А затем, сказав —