Михаил Иванович Глинка

Так как народная песня всегда была душой русской, то для нас теперь неразрывно спаянная с ней напевная и задушевная музыка Глинки звучит одинако-во, как родное былое и вместе с тем настоящееЕ Поэтому Глинка, как и народное песенное творчество, — поистине живой родник всей русской музыки.

Б. В. Асафьев.

В ряду великих русских композиторов, составляющих славу и гордость русской музыки, немеркнущим светом сияет имя Михаила Ивановича Глинки. Он первым глубоко и разносторонне выразил в музыке душу русского народа. Разнообразное по жанрам вокальное творчество Глинки — бесценный вклад его в область русской романсово-песенной лирики. Первым из русских композиторов он достиг высокого слияния музыки и текста в единое поэтическое целое. Охватывающее широкий круг человеческих переживаний, облачённое в гармонически стройную форму, оно созвучно лирическим стихотворениям Пушкина, и не случайно лучшие из романсов Глинки сочинены были именно на стихи великого русского поэта.

УВо многих отношениях Глинка, — писал В. В. Стасов, — имеет в русской музыке такое же значение, как Пушкин в русской поэзии. Оба великие таланты, оба родоначальники нового русского художественного творчества — оба глубоко национальные, черпавшие свои великие силы прямо из коренных элементов своего народа, оба создали новый русский язык — один в поэзии, другой в музыкеФ.

Развитию музыкальных способностей Глинки способствовало домашнее воспитание. Но и в Благородном пансионе для юношей, и после его окончания Глинка почти все свое свободное время отдавал игре на фортепиано и сочинению музыки.

В последние месяцы 1824 года Глинка сочинил романс УМоя арфаФ. Автор считал его Унеудачной попыткойФ и прозвал его УдопотопнымФ, так как написал его до 7 ноября 1824 года, дня страшного наводнения в Петербурге. Свой первый УудачныйФ романс Глинка написал только зимой следующего, 1825 года. Действительно, романс УНе искушайФ — одно из лучших, проникновенных по музыке сочинений. В том же году, трудясь Ус большим напряжениемФ, он написал первый струнный квартет (дошедший до нашего времени не полностью) и работал над сонатой для альта и фортепиано, не завершив её. Впрочем, он полагал, что в этих сочинениях Умало толкуФ.

УРомантическим устройствомФ натуры Глинки объясняется его тогдашнее стремление мечтать в сумерках за фортепиано и пристрастие к элегическим стихам Жуковского, трогавшим композитора до слёз. Отзвуком такого состояния его духа родились тогда печальные романсы на слова этого поэта УСветит месяц на кладбищеФ и УБедный певецФ.

Весной 1828 года А. С. Грибоедов сообщил Глинке мелодию одной грузинской народной песни, на основе которой композитор написал один из лучших своих романсов УНе пой, красавица, при мнеФ на стихи А.С. Пушкина. В следующем году стараниями Глинки и Н. И. Павлищева, зятя А. С. Пушкина, Уявился в светФ УЛирический альбом на 1829 годФ. В нем среди малозамечательных пьес друзей Глинки появилось два романса молодого композитора и в числе их УПамять сердцаФ — одно из привлекательнейших по теплой искренности мелодики его сочинение тех лет.

Три года (1830 — 1833 гг.), проведенные Глинкой в Италии, стали временем окончательного созревания его таланта, годами вдумчивого труда. Здесь новыми чертами обогатилось его мелодическое дарование. Глубокую красоту итальянской лунной ночи Глинка гениально передал в своей баркароле — романсе УВенецианская ночьФ, исполненном трепетного чувства радости жизни. Кроме УВенецианской ночиФ на стихи И. И. Козлова Глинка написал тогда еще два романса на стихи В. А. Жуковского и Феличе Романи.

В свое пребывание в Москве (1834 год) Глинка слушал сочинения местных композиторов и сам написал романс УНе называй ее небеснойФ на слова московского литератора Н. Ф. Павлова. Но самой важной была в то время мысль о написании русской оперы УИван СусанинФ.