Сексуальная символика в культуре

Сексуальная культура неразрывно связана с более общими социокультурными явлениями и изменяется вместе с ними.

Социальные, нормы определяющие, чем должны или не должны заниматься мужчины и женщины, называются социальными половыми ролями. Мужские роли и мужской стиль жизни являются преимущественно «Инструментальными», а женские «экспрессивными». Мужчина обычно бывает кормильцем, добытчиком, а в семье осуществляет общее руководство и несет главную ответственность за дисциплинирование детей тогда как более эмоциональная по своей природе женщина поддерживает групповую солидарность и обеспечивает детям необходимое эмоциональное тепло. Радикальное изменение этой структуры по Парсонсу не возможна. Как бы не вовлекалась современная женщина в общественно-трудовую жизнь, женская роль «продолжает корениться, прежде всего, во внутренних делах семьи, где женщина выступает как жена, мать и хозяйка дома, тогда как роль взрослого мужчины коренится, прежде всего, в профессиональном мире, в его работе, которая обусловливает и его функции в семье — обеспечение ей соответствующего статуса и средств к существованию. Даже если, что вполне возможно, кажется, что средняя замужняя женщина начнет работать, в высшей степени маловероятно, чтобы это относительное равновесие было нарушено, чтобы мужчина и женщина поменялись ролями или чтобы качественное дифференциация ролей в этих отношениях полностью изгладилась». Теория «взаимодополнительности» мужских и женских ролей подтверждалась тем, что этот тип ролевой дифференцировки (инструментальность мужских и экспрессивность женских ролей) широко распространен в обществах разного типа Различие и взаимодополнение социальнополовых ролей можно найти в символике. Так, например, символизация мужского и женского начал в древних мифологиях довольно близка к теории В. А. Геодокяна по которой мужской пол воплощает обновление и изменчивость, а женский сохранение и устойчивость.

Мужское и женские начало трактуются в древнейших религиях то как взаимодополнительные, то как конфликтные, то как иерархически соподчиненные. Не чуждо мифологическому сознанию и идея андрогинии совмещение в одном лице мужского и женского начала. Тема андрогинии или перемена пола играет важную роль во многих обрядах. Так у австралийцев инициация мальчиков включает его временное ритуальное превращение в женщину.

В наиболее развитых и сложных мифологиях оппозиция мужского и женского начал вообще не сводится к эмпирическим различиям между индивидами. Древнекитайская мифология утверждает, что всякое человеческое тело содержит в себе и мужское и женское начало, хотя в женщине больше представлено «Инь», а в мужчине «ЯН»; на разделение органов по этому принципу покоится вся китайская медицина. На необходимости гармонического сочетания мужского и женского начал в одном лице настаивает и тантризм. Из этих представлений исходил и К. Юнг, утверждая, что в коллективном бессознательном каждого индивида присутствуют два разных архетипа: «Душа» анима персонифицирующая женское начало и дух анимус персонифицирующий мужское начало. Только сочетание души и духа обеспечивает гармоническое развитие индивида.

Религиозно — философский половой символизм оперирует глобальными космическими образами, претендующими на невременное и внепространственное бытие. Стереотипы мускулинности и фемининности обыденного сознания гораздо конкретнее в них яснее прослеживается связь с социальными реалиями. Существует глубокая асимметрия в принципе описания и критериев оценки мужчин и женщин: мужчина трактуется обычно как активное культурное начало, а женщина — как пассивное природная сила.

С точки зрения социологии сексуальное поведение — лишь определенный аспект социального поведения человека. Однако сексуальность обладает известной автономией от прочих полоролевых свойств.

Пол и сексуальность составляют неотъемлемую часть культуры человечества. Не говоря уже о непосредственных изображениях гениталий, они представлены в самых разнообразных религиозных и иных мифопоэтических символов. Например, крест во многих культурно-исторических традициях воплощает плодородие, активное мужское начало и непосредственно соотносится с фаллосом. Такова, например, древнеегипетская эмблема рождения и жизни «Анх». Сочетание креста с кругом обозначает соединение мужское и женского начал.

Еще разнообразнее вербальные обозначения и символы. П. Геро насчитал во французском языке более 1500 слов и словосочетаний, обозначающий половой акт, около 600 обозначающий половой член и почти столько же влагалище. Их семиотический анализ показывает, что наряду с культурно-специфическими в них представлены некоторые универсальные значения, общие для всех народов и языков. Отчасти это объясняется анатомически, однако, соответствующие символы имеют более емкий не только физиологический смысл.

Греческое слово «Эрос» обозначало не только любовь, но и универсальную космогоническую силу, соединяющую первоначальные элементы мира. Семиотика мужских и женских гениталий строго соотносится с разделением функций в половом акте. Слова и метафоры, обозначающие половой член, подразумевают активность, субъектное начало, а также инструмент средство деятельности. Напротив влагалище чаще описывается как пассивное начало, сосуд, отверстие или какая-то ограниченная часть пространства. С этими образами связаны и древние архетипы мужского и женского начала вообще.

Мужские гениталии, особенно половой член чаще сего символизирующее силу, могущество власть. Особое значение придавалось эрегированному половому члену, вид которого, согласно верованиям многих народов, должен внушать окружающим страх и почтение. Женские гениталии обычно описываются в мифологиях как таинственное темное начало, таящая в себе опасность и угрозу смерти.