Александр II

Судьба славянских племен на балканском полуострове всегда привлекала внимание и сочувствие русского народа и правительства. Здесь турецкий гнет и произвол царил во всей своей необузданности, вызывая частые отчаянные восстания жителей, доводимых до крайности. В 1874 г. вспыхнуло восстание в Боснии и Герцеговине. Турки терпели поражение за поражением. Чтобы успокоить восставших, представители России, Германии и Австро-Венгрии составили в Берлине программу реформ для Турции. Но турки, опираясь на явное сочувствие к ним Англии, отвергли эту программу, и затем, не будучи в состоянии одолеть повстанцев в Боснии и Герцеговине, обрушились на беззащитную Болгарию. С 1864 г. Порта стала поселять здесь черкесов, выселявшихся с Кавказа для того, чтобы избегнуть русского господства. Привыкшие еще на родине жить грабежом и разбоем, получившие название башибузуков, стали угнетать болгарских крестьян, заставляя их работать на себя, как крепостных. Старинная ненависть между христианами и мусульманами вспыхнула с новой силой. Крестьяне взялись за оружие. И вот, чтобы отомстить за это восстание, Турция напустили на Болгарию тысячи черкесов и других регулярных войск. В одном Батаке из 7000 жителей было избито 5000 человек. Расследование, предпринятое французским посланником, показало, что в течение трех месяцев погибло 20 000 христиан. Вся Европа была охвачена негодованием. Но сильнее всего это чувство сказалось в России и во всех славянских землях. Русские добровольцы из всех классов общества стекались на помощь восставшим; сочувствие общества высказывалось всяческими добровольными пожертвованиями. Сербия не имела успеха вследствие численного превосходства турок. Общественное внимание России громко требовало войны. Император Александр II по свойственному ему миролюбию желал избегнуть ее и достигнуть соглашения путем дипломатических переговоров. Но ни константинопольская конференция (11 ноября 1876 г.), Ни лондонский протокол не привели ни к каким результатам. Турция отказывалась исполнить даже самые мягкие требования, рассчитывая на поддержку Англии. Война стала неизбежной. 12 апреля 1877 г. русским войскам, стоявшим близ Кишинева, дан был приказ вступить в пределы Турции. В тот же самый день кавказские войска, главнокомандующим которых был назначен князь Михаил Николаевич, вступили в пределы Азиатской Турции. Началась восточная война 1877−1878 гг., покрывшая такой громкой, неувядаемой славой доблести русского солдата.

Сан-Стефанский договор 19 февраля 1878 г., помимо своей прямой цели — освобождения балканских славян, принес России блестящие результаты. Вмешательство Европы, ревниво следившей за успехами России, Берлинским трактатом значительно сузило размеры захваченной территории, но все же они остаются еще очень значительными. Россия приобрела придунайскую часть Бессарабии и пограничные с Закавказьем турецкие области с крепостями Карсом, Агдаганом и Батумом, обращенным в порто-франко.

Император Александр II, свято и мужественно делавший возложенное на него судьбою дело строения и возвышения громадной монархии, возбудивший восторг истинных патриотов и удивление просвещенных людей целого мира, встретил и недоброжелателей. С безумием и яростью преследовавшие никому не понятные цели, организаторы-разрушители создали целый ряд покушений на жизнь государя, составлявшего гордость и славу России, покушений, так сильно мешавших его великим начинаниям. 1 марта 1881 года государь, за которого многочисленное население готово было положить жизнь, скончался мученической смертью от злодейской руки, бросившей разрывной снаряд.

В этот роковой день государь император Александр II пожелал сделать развод (порядок рассылки ежедневных караулов на смену). Путь лежал по узкой улице, составляемой садом великой княгини, огороженным каменным забором в рост человека и решеткой Екатеринского канала. Местность весьма непроезжая, и если справедливо, что государь избрал ее ввиду полученных анонимных угроз, то трудно себе представить, почему именно на этом пути ждала его засада, — разве потому, что заметили на нем большое, против обыкновенного, число полиции. Как бы то ни было, но когда государева карета доехала до Театрального моста, раздался взрыв, взломавший задок кареты, которая тут же остановилась. Государь вышел из нее невредим, но кинутой бомбой был смертельно ранен один из конвойных, скакавший сзади, и саперный офицер, шедший по тротуару вдоль каменной стены Михайловского сада. Кучер государя, чуя беду, обернулся к нему с козел: «Поедемте, государь!». Полицмейстер Дворжицкий, скакавший сзади, выскочил из саней с той же просьбой ехать скорее. Но император, не слушал сделал несколько шагов назад: «Хочу видеть своих раненых». В это время толпа успела остановить здорового детину, кинувшего бомбу. Государь обернулся к нему: «Так это ты хотел меня убить?». Но не успех он договорить, как вторая бомба разорвалась перед ним, и он опустился со словами: «Помогите». К нему кинулись, приподняли, посадили в сани Дворжицкого (который сам получил 45 ран мелкими осколками бомбы, но ни одной смертельной) и повезли. Через час с небольшим, в 3 часа 35 минут пополудни, Государь Александр II скончался в Зимнем дворце…