Николо Макиавелли. "Государь"

Когда мы пытаемся оценить обычного человека, предположим, описать своего знакомого людям, не знающим его, мы рассказываем о его хороших или плохих качествах и чертах характера, мы говорим о людях, которые его окружают, о его семье, роде занятий, — в общем, обо всем, что с той или иной стороны характеризует человека как личность, выделяет его из общей людской массы. При этом мы пытаемся найти этому человеку место среди других известных нам людей, оценивая каждое его достоинство или недостаток. Но в данном случае «началом отсчета» является для нас некий «усредненный», обычный человек, тот, кто не слишком выделяется из привычного нам круга общения, кого мы не удивились бы увидеть рядом с собой. И обращать внимание мы будем, в основном, на его странности, то есть на то, что отличает его от других.

Что делать в случае, когда именно какая-то характерная особенность человека проявляет себя как его талант? Тогда в описании личности мы вынуждены обращать внимание в основном на эту конкретную черту, рассматривая всю остальную часть человеческой натуры лишь с точки зрения оказываемого на этот талант влияния. Так, говоря об известном писателе, мы в первую очередь оцениваем его творчество, его место в литературе вообще, а уж потом беремся говорить о биографии, да и то сначала пытаемся найти в его жизни объяснение его книгам, а потом уж вглядываемся в личные качества. В этом случае мы ищем место человека не среди обычных людей, а уже в кругу избранных — равных ему по проявленному таланту.

Как же тогда найти место человека, о котором можно сказать, что он гениален? Если человек вершил судьбу пусть не мира, но страны, если он первенствовал во множестве дел, если он оставил по себе память на несколько веков, если, обладая множеством талантов, он нашел в себе энергию для всех них, — то как тогда рассуждать о нем?

Такая личность, разумеется, требует иного масштаба измерения. Получается, что надо говорить не только о его происхождении и всей жизни, но и о его положении среди тех, кто окружал его, о его роли в собственной эпохе и о его влиянии на всю историю человечества в целом. В данном случае качества человека как такового важны лишь постольку, поскольку они объясняют в какой-то мере его деяния.

Гораздо важнее, на мой взгляд, проникнуться ощущением эпохи, которая породила и пробудила к действию гения.