Карл Ясперс. "Философская автобиография"

Ясперс Карл — немецкий философ-экзистенциалист и психиатр. После 1915 года отошел от психиатрии. После разгрома фашизма Ясперс получил огромную популярность в кругах либеральной интеллигенции ФРГ. В ряде работ, начиная с нашумевшего трактата о «немецкой вине», выступал как политический моралист. Если в 50-х годах консервативный либерализм Ясперса имел антикоммунистическую направленность, то в конце 60-х годов Ясперс выступил с резкой критикой антидемократических и реваншистских тенденций в политической жизни ФРГ.

Место Ясперса в истории двойственно. Его исходный идеал — бюргерский гуманизм; идею интеллектуальной честности для него символизирует имя Канта, идею культурной широты — имя Гёте. С это установкой, резко отличающей его от Хайдеггера, связаны и преклонение Ясперса перед гражданским и умственным свободолюбием античной Греции и его симпатии к Спинозе, и его выпады против клерикализма. Однако важнейшее переживания Ясперса в начале его философского пути связано с ощущением кризиса «бюргерской» культурной традиции. Несмотря на антипатию к «мрачному фанатизму» Кьеркегора и к «экстремизму и неистовству» Ницше, Ясперс испытывал влияние их идей. Свой труд мыслителя Ясперс называл не философией, а философствованием, делая акцент на незавершенности умственного процесса, в котором вопросы преобладают над ответами. По мнению Ясперса наше время уже не обладает такой духовной мощью, которая позволяла Платону, Спинозе или Гегелю выводить стройные системы «из истока», оно вынуждено довольствоваться фрагментарными прозрениями, но с другой стороны только в философствовании Ясперс видит возможность постижения реальности человека кризисной эпохи.

Бытие в концепции Ясперса имеет троякое членение:

1) предметное бытие, или «бытие-в-мире» ;

2) экзистенция, то есть необъективируемая человеческая самость;

3) трансценденция как «облемлющее» — непостижимый предел всякого бытия и мышления.

Мышление перед лицом «бытие-в-мире» есть «ориентация-в-мире»; мышление перед лицом экзистенции — «высветление экзистенции»; мышление перед лицом трансценденции — «метафизика», выражающая свой невыразимый предмет при посредстве «шифров». Несмотря на конфликт Ясперса с теологией, очевидна близость его философии к традиции теизма. Согласно Ясперсу соотнесенность экзистенций осуществляется в акте «коммуникации», то есть глубоко интимного и личностного общения в «истине». «Коммуникация» центральное понятие миропонимания Ясперса возводится им в ранг критерия философской истины и отождествляется с разумом. Моральное, интеллектуальное и социальное зло есть для Ясперса прежде всего глухота к чужой экзистенции, неспособность к «дискуссии», принимающая облик фанатизма, но также и поверхностного, безразличного массового общения. Этот тезис равнозначен с политической позицией индивидуалистического либерализма. Смысл философии, по Ясперсу, — в создании путей «общечеловеческой коммуникации» между странами веками поверх всех границ культурных кругов. Возможность этой связи обеспечена достижениями «осевого времени» (8−3 в. до н.э.), когда одновременно действовали первые греческие философы и основатели важнейших религиозно-философских традиций Азии. «Осевое время», как полагает Ясперс, создало для нас общечеловеческий завет личной ответственности, послужив общим истоком для культур Запада и Востока; поэтому необходимо обновлять свою связь с заветом, подыскивая для утрачиваемой и вновь обретаемой старой истины новые «шифры».

В целом философия Ясперса — выражение кризиса традиций либерально-индивидуалистического гуманизма и вместе с тем — попытка осмысления этого кризиса и осознание возможности выхода из него. Такую характеристику дает Ясперсу философский энциклопедический словарь. А так о себе и своей философии думал Ясперс.

Человек, по Ясперсу, — всегда больше того, что он знает о себе и что может знать о себе. Ясперс считал, что при научном познании человека познается лишь нечто в его проявлениях, но не он сам. Если кажется, что достигнуто познание человека в его тотальности, — это иллюзия, возникшая в следствии того, что один из способов рассмотрения превращен в единственный, а один из методов исследования возведен в степень универсального.