"Человеческая комедия" Бальзака. Идеи, замысел, воплощение

Перед нами модель французского общества, почти создающая иллюзию полноценной действительности. Во всех романах рисуется как бы одно и то же общество, похожее на реальную Францию, но не вполне с ней совпадающее, поскольку это его художественное воплощение. Впечатление почти исторической хроники подкрепляет второй план эпопеи, где действуют реальные исторические лица той эпохи: Наполеон, Талейран, Людовик ХУШ, реальные маршалы и министры. Вместе с вымышленными авторами персонажами, соответствующими типическим характерам времени, они и разыгрывают спектакль «Человеческой комедии».

Эффект исторической подлинности происходящего подкрепляется обилием подробностей. Париж и провинциальные города даны в широком диапазоне деталей, начиная от особенностей архитектуры до мельчайших подробностей деловой жизни и быта героев, принадлежащих к разным социальным слоям и сословиям. В известном смысле эпопея может служить пособием для специалиста-историка, изучающего то время.

Романы «Человеческой комедии» объединяет не только единствоэпохи, но и найденный Бальзаком прием переходящих персонажей, как главных, так и второстепенных. Если кто-то из героев любого романа заболел, приглашают одного и того же врача Бьяншона, в случае денежных затруднений обращаются к ростовщику Гобсеку, на утренней прогулке в Булонском лесу и в парижских салонах мы встречаем одни и те же лица. Вообще подразделение на второстепенные и главные для персонажей «Человеческой комедии» достаточно условно. Если в одном из романов действующее лицо находится на периферии повествования, то в другом — он и его история выводятся на первый план (такие метаморфозы происходят, например, с Гобсеком и Нусингеном).

Один из принципиально важных художественных приемов автора «Человеческой комедии» — разомкнутость, перетекание одного романа в другой. Завершается история одного человека или семейства, но не имеет конца общая ткань жизни, она находится в постоянном движении. Поэтому у Бальзака развязка одного сюжета становится завязкой нового или перекликается с предшествующими романами, а сквозные персонажи создают иллюзию достоверности происходящего и подчеркивают основу замысла. Он состоит в следующем:

главный герой «Человеческой комедии» — общество, поэтому частные судьбы интересны Бальзаку не сами по себе — они лишь подробности всей картины.

Поскольку эпопея такого типа рисует жизнь в постоянном развитии, она принципиально не завершена, да и не могла бы быть завершена. Именно поэтому ранее написанные романы (например, «Шагреневая кожа»), могли быть включены в эпопею, замысел которой возник уже после их создания.

При таком принципе построения эпопеи каждый роман, входящий в нее, является в то же время самостоятельным произведением и одним из фрагментов целого. Каждый роман — автономное художественное целое, существующее в рамках единого организма, что усиливает его выразительность и драматизм событий, переживаемых его персонажами.

Новаторство такого замысла и методы его воплощения (реалистический подход к отображению действительности) резко отделяют творчество Бальзака от его предшественников — романтиков. Если последние ставили во главу угла единичное, исключительное, то автор «Человеческой комедии» полагал, что художник должен отображать типическое. Нащупывать общую связь и смысл явлений. В отличие от романтиков Бальзак не ищет свой идеал за пределами реа-

льной действительности, он бьы первым, кто за буднями французского буржуазного общества обнаружил кипение человеческих страстей и поистине шекспировский драматизм. Его Париж, населенный богачами и нищими, борющимися за власть, влияние, деньги и просто за самою жизнь представляет собой захватывающую картину. За частными проявлениями жизни, начиная от неоплаченного бедняком счета квартирной хозяйке и заканчивая историей ростовщика, неправедно нажившего свое состояние, Бальзак пытается увидеть целую картину. Общие законы жизни буржуазного общества, проявляющиеся через борьбу, судьбы и характеры его персонажей.

Как писатель и художник Бальзак был почти заворожен драматизмом открывшейся ему картины, как моралист он не мог не осуждать те законы, которые открылись ему при исследовании действительности. В «Человеческой комедии» Бальзака кроме людей, действует могучая сила, подчинившая себе не только частную, но и общественную жизнь, политику, семью, мораль и искусство. И это — деньги. Все может стать предметом денежных сделок, все подчинено закону купли-продажи. Они дают власть, влияние в обществе, возможность удовлетворять честолюбивые замыслы, просто прожигать жизнь. Войти в элиту такого общества на равных, добиться его расположения на деле означает отказ от основных заповедей нравственности и морали. Сохранить в чистоте свой духовный мир значит отказаться от честолюбивых желаний и преуспеяния.

Эту общую для «Человеческой комедии» коллизию переживает почти каждый герой бальзаковских «Этюдов о нравах», почти каждый выдерживает маленькую битву с собой. В конце ее либо путь наверх и проданные дьяволу души, либо вниз — на обочину общественной жизни и все мучительные страсти, сопровождающие уничижение человека. Таким образом, нравы общества, характеры и судьбы его членов вещи не только взаимосвязанные, но и взаимообусловленные, утверждает Бальзак в «Человеческой комедии». Его персонажи — Растиньяк, Нусинген, Гобсек подтверждают этот тезис.