Христианский контекст романа Э.Хемингуэя “Прощай, оружие!”

Христианский контекст романа Э. Хемингуэя"Прощай, оружие!"

Роман «Прощай, оружие!» — истории любви на уровне отдельно взятых судеб, нотакже и повествование о поиске смысла и уверенности в мире. Эту книгу можносчитать до определенной степени религиозной, и хотя она и не дает религиозногоистолкования событий, навеяна явно религиозной проблематикой.

Уже во второй главе романа Фредерик Генри упоминает о человеке, которыйотличается от большинства своим нетипичным поведением, словно является представителемкакого-то другого человечества:

«Вечером, спустившись в город, я сидел у окна публичного дома, того, что дляофицеров в обществе приятеля и двух стаканов за бутылкой асти… Мой приятельувидел на улице нашего полкового священника, осторожно ступавшего по слякоти, истал стучать по стеклу, чтобы привлечь его внимание. Священник поднял голову. Он увидел нас и улыбнулся. Мой приятель поманил его пальцем. Священник покачалголовой и прошел мимо».

Простое на первый взгляд описание на самом деле символично. Слякоть, покоторой осторожно ступает полковой священник, — это война, в буквальном смысле, противная человеческой природе. Вынужденный принимать в ней участие, каквоеннообязанный, он пытается отгородиться от любых других соприкосновений снеприятным для него образом жизни, и всей душой стремится домой в Абруцци, где, по его выражению, и Хемингуэй неоднократно повторяет это, всегда «ясно и сухо».

Братья по оружию не упускают случая посмеяться над ним или пытаютсяспровоцировать:

" - Священник каждую ночь сам по себе — Капитан сделал жест рукой и громкозахохотал. Священник отнесся к этому, как к шутке.

— Папа хочет, чтобы войну выиграли австрийцы, — сказал майор. — Он любитФранца- Иосифа. Вот откуда у австрийцев и деньги берутся. Я — атеист.

Хемингуэй. Э. Собрание сочинений М.: «Литература» 2001 г. СПб «Кристал» стр. 465.

Хемингуэй. Э. Собрание сочинений М.: «Литература» 2001 г. СПб «Кристал» стр. 466.

— Вы читали когда-нибудь «Черную свинью? — спросил лейтенант. — Я вамдостану. Вот книга, которая пошатнула мою веру.

— Это грязная и дурная книга, — сказал священник. — Не может быть, чтобы онавам действительно нравилась.

— Очень полезная книга, — сказал лейтенант. — Там все сказано просвященников…

— Все мыслящие люди атеисты, — сказал майор…"

Фредерик ни в этом, ни в последующих эпизодах не принимает участия взубоскальстве. Между ним и священником возникает симпатия, которую чувствуютоба:

«Я улыбнулся священнику, и он улыбнулся мне в пламени свечи».

Священник даже предлагает ему провести отпуск у своих родных в Абруцци вКапракотте, но Генри не суждено там побывать.

«Мне хотелось поехать в Абруцци. Но я не поехал в места, где дорогиобледенелые и твердые, как железо, где в холод ясно и сухо… Я не поехал в такиеместа, а поехал туда, где дымные кафе и ночи, когда комната идет кругом и нужносмотреть в стену, чтобы она остановилась, пьяные ночи в постели, когда знаешь, что больше ничего нет… твердо веря, что больше ничего нет, и нет, и нет…».