Стилистический приём эпитета в сказках Оскара Уаилда

Стилистическийприём эпитета в сказках Оскара Уаилда

План.

Введение

Глава I.

1. Стилистическиеаспекты коммуникации и задачи интерпретации текста

2. Понятие текстаи категории информативности

ГЛАВА II.

1. Лингвистическаяприрода стилистического приема эпитета

2. Информативная значимость эпитета

Заключение

Summary

ВВЕДЕНИЕ

Современный этап развитиялингвистической мысли характеризуется повышенным интересом учёных кпроблематике, связанной с изучением текста, как самостоятельного объектаисследования.

Создание лингвистической теориитекста вызвало к жизни ряд подходов к изучению текстовых явлений, одним изкоторых является филологический, сочетающий лингвистический анализ слитературоведческим.

Данная дипломная работа посвященавсестороннему изучению стилистического приёма эпитета в сказках Оскара Уаилда, что предлагает рассмотрение его структурного, семантического и стилистическогоаспектов в художественных текстах. Настоящая дипломная работа находится в руслеисследований по лингвистике текста, лингвостилистике и интерпретации текста.

Актуальностьработы определяется недостаточностью изучения данной проблемы, а такженеобходимостью дальнейшего изучения структурно — семантических параметровтекста и, соответственно, лексического стилистического приёма эпитет, как егокомпонента.

Несмотря на то, что проблеме эпитетапосвящено довольно много исследований в этой проблематике много мало -исследованных аспектов. В частности недостаточно изучено эмоционально -оценочное значение прилагательных, образующих эпитет. Соотношение эмоции, экспрессии представления и понятия действительно остаётся неясным насегодняшний день. Вопрос о том, как эмотивный компонент входит в лексическоезначение слова, в лингвистике не решён. Эмоциональная жизнь человекапреломляется в языке и его семантике, в речи практически любое слово можетстать эмотивным, нейтральные слова, сочетаясь, друг с другом, могутобразовывать эмотивные словосочетания и сверхфразовые единства.

Важной нерешённой проблемой остаётсяметафоризация прилагательных и соотношение метафорического и оценочного смысла.

Научная новизна нашей работызаключается в том, что изучаемый объект рассматривается в качестве в качественеобходимого компонента функционального целого текста.

Новым является предлагаемый намиподход к рассмотрению метафорического эпитета, с позиции интенсионального иимпликационного компонента значений.

Основная цель дипломной работыформулируется как исследование лингвистической природы эпитета.

Поставленная цель определилаконкретные задачи исследования:

1. Обосноватьзадачи интерпретации текста.

2. Определитьисходно — теоретические понятия текста и его категории.

3. Рассмотретьэмоциональные, оценочные, экспрессивные образности как компонентного значенияприлагательного.

4. Описатьклассификацию типов лексико-стилистического приема эпитета.

Основополагающим для настоящегоисследования явился тезис профессора И.Р. Гальперина об информативной ценностиэпитета, как стилистического приема, основанного на выделении качества, признака описываемого явления, которое оформляется в виде атрибутивных слов илисловосочетаний.

Поставленные в дипломной работепроблемы и полученные результаты определяют ее теоретическое и практическоезначение.

В теоретическом отношении ценным представляется всестороннееизучение эпитета, позволяющее выявить его лингвостилистические и функциональныеособенности. Исследование структурных характеристик эпитета и раскрытие егороли в процессе текстообразования вносит определенный вклад в дальнейшуюразработку лингвистики текста.

Практическое значение работызаключается в том, что наблюдение и выводы исследований данной работы могутнайти применение в практике преподавания английского языка на семинарских ипрактических занятиях по анализу и интерпретации текста и переводу. Материалыисследования могут быть рекомендованы при разработке учебно-методическихпособий по аналитическому и домашнему чтению.

Материалом исследования послужили сказки Оскара Уаилда.

В работе использовались методылингвистического анализа:

Анализ словарных дефиниций, контекстуально-ситуативной и текстовой для выявления информативной значимостиэпитета.

Структура работы.

Данная дипломная работа состоит извведения, двух глав и заключения.

Во введении обосновывается цель инамечаются задачи исследования, определяется материал и методы исследования.

В первой главе даются исходныетеоретические понятия текста и его категории, обосновываются задачиинтерпретации текста.

Во второй главе рассматриваетсялингвистическая природа приема эпитета и информативная значимость егоиспользования в тексте.

В заключении обобщаются результатыисследования.

ГЛАВА I.

1. Стилистическиеаспекты коммуникации и задачи интерпретации текста

Новейшему периоду развитиястилистики свойственно стремление рассматривать факты языка под углом зрениягуманизации науки о языке. Такая ориентация была наиболее естественновоспринята стилистикой. Можно не без оснований считать, что стилистика, развиваясь продолжительное время в русле структурной лингвистики, былаединственным разделом языкознания, «узаконившим» обращение к внеязыковойдействительности, процессам коммуникации и её участникам. Этому способствовалпринцип структурной лингвистики, по которому всё, что не поддавалосьформализации, либо игнорировалось, либо отдавалось на откуп стилистике. Визучении этих процессов стилистикой накоплен немалый опыт, который базу длядальнейшего продвижения. Новый виток своего развития стилистика связывает суглубленным изучением стилистического аспекта речевой коммуникации.

Раннее изучение стилистическогоаспекта коммуникации сводилось в рамках этого подхода к выявлению различиймежду стилем и значением. Наиболее полно недостаточность этого подходапоявилась в теории стилистических эффектов, которая с этих позиций свелась кописанию языковых выражений — стимулов предположительной реакции читателя. Структурной стилистике предъявляется справедливый упрек в гипертрофированномвнимании к описанию языковых фактов. Детальный лингвистический анализ, несомненно, обеспечивает высокую описательную силу стилистических теорий. Однако их объяснительные возможности оставляют желать много лучшего. Исследования, которые ведутся с этой целью, обнаруживают общую тенденцию -выйти за пределы языкового материала, анализируемого с помощью чистолингвистических методов.

Новые способы концептуализациистилистического аспекта коммуникации сформировались только после измененияобщего подхода к языку в лингвистике. Особое значение имело перенесение центравнимания лингвистов на речевую деятельность и её продукт — связанный текст, переориентация лингвистики на речевое общение (коммуникацию), построениеразличий лингвистических моделей коммуникативного взаимодействия. Длястилистики художественной речи изменения связываются также с повышениеминтереса литературоведов к коммуникативному аспекту существованияхудожественной литературы.

Разработка стилистического аспектакоммуникации получает новый стимул в перспективе лингвистики текста. Еслизадача стилиста усматривается в том, чтобы выявить, как некоторое содержаниепередаётся языковым сообщением, то в решении этой задачи выделяются 2 аспекта, связанных с узким и широким пониманием текста. Во-первых, существует кругвопросов, имеющих отношение к определению стилистики значимых языковыхструктур, специфических для данного типа текста или обладающих коммуникативновоздействующим потенциалом. Здесь мы имеем дело с лингвистическим анализом, составляющим начальную ступень стилистического анализа.

В рамках стилистики текста изучаетсяязыковое варьирование на соответствующих уровнях языкового текста, подлежатанализу стилистические приёмы и выразительные средства языка, действующие навсех уровнях структуры текста и повышающие его коммуникативную эффективность.

Преимуществом рассмотрениястилистических явлений в контексте целого текста является то, что:

1. Вкоммуникативной стилистике создаются реальные возможности для изучениястилистических эффектов онтологически адекватным образом. Теория стилистическихэффектов усиливает свою объяснительную способность, помещая эффект в ситуациюкоммуникативного взаимодействия. Тем самым исключается замкнутость описаниястилистического эффекта по модели «стимул — реакция». В рамках текстастилистический эффект может рассматриваться как функция, и текстуальных, и контекстуальных (когнитивных, социо-культурных и личностных) характеристик коммуникативногопроцесса.

2. Более важноеизменение связанно с переосмыслением того, что может дать интерпретация встилистическом анализе. Интерпретация является необходимой составной частьюстилистического анализа. Её необходимость диктуется общими задачами стилистики, которые заключаются не только в описании стилистического варьирования вразличных видах текста, но и в объяснении отношений между таким варьированием содной стороны, и индивидуальным и социальным контекстами языковогоупотребления- с другой. В сложившихся традициях стилистического анализаинтерпретация выступает как способ, посредством которого устанавливается связьмежду использованием языка и намерением автора текста относительнопредполагаемой реакции читателя. При этом следует помнить, что интерпретацияосуществляется стилистом- специалистом в области языка и, в известной степени, художественной литературы. Это не интерпретация читателя, рядового носителяязыка и представителя культуры. Любой логический анализ в этом плане — эторазличные действия, объединяемые общей целью, обеспечить более глубокоепонимание текста. В принципе, такая практика даёт основания для переосмыслениялюбого текста по стилистике в риторический текст. Особенно это проявилось вработах, выполненных в русле аффективной стилистике. Действительно, если цельстилистического анализа — показать, что рядовой читатель «упустил», читая, например, текст художественной литературы, то естественно предложить, чтостилист, в силу своей профессиональной компетенции, указывает как следуетпонимать текст.

Существование человека не мыслимовне коммуникативной деятельности. Не зависимо от пола, возраста, образования, профессии, социального положения, территориальной и национальной принадлежностии многих других данных, характеризующих человеческую личность, мы постояннозапрашиваем, передаём и храним информацию, т. е. активно занимаемсякоммуникативной деятельностью.

Художественная речь существуетпреимущественно в письменном виде. Устное её представление (актёром чтецом, ит.п.) носит вторичный опосредованный характер. Оно неотделимо от личности ивосприятия говорящего и меняется в связи с изменением последнего.

Единицей художественной речи следуетсчитать законченное сообщение- целый текст, завершенное произведение. Как всесообщения любого функционального стиля, художественный текст также можнорассматривать как результат последовательности актов выбора, осуществляемых егоотправителем на различных этапах формирования теста и обусловленных целым рядомобъективных и субъективных, личностных факторов.

Влияние последних наиболее полнопроявляется, по-видимому, в двух речевых сферах: устной повседневной ихудожественной речи в каждой по своему. Своеобразие действия субъективныхфакторов направляется и регулируется объективными характеристиками прямопротивоположными для каждой из этих сфер: ситуативностью, спонтанностью, неофициальностью общения у первой, осознанной идейно — эстетическойнаправленностью и соотнесению с эпохой — у второй.

Художественное творчество — это особыйспособ познания и освоения человеком действительности. Приём практически всейинформации, поступающей к нам из внешнего мира, сопровождается определённымивнутренними переживаниями. Повторяемость закрепляет связи информации и эмоций, определённое содержание порождает определённое переживание. В сознанииформируется соответствие между эмоциями. И смысловой информацией, причём эмоциистановятся носителем или источником информации.

На всех этапах создания произведения- от смысла через процесс воплощения к завершенному целому — действует сложноеединство субъективных и объективных факторов, обеспечивающих как уникальность инеповторимость каждого художественного творения, так и его общественная идейно-эстетическая ценность.

Для истории и теории литературычрезвычайно важно именно последнее: Эволюция проблематики и идейно -эстетической значимости художественного творчества в разные периоды егоразвития позволяет рассматривать его как процесс, протекающий неровно инеспокойно, отличающийся преемственностью в одни периоды и неприятием прошлыхдостижений в другие, но единый в своём стремлении познать и объяснить человекаи окружающую его действительность.

Для стилистики художественной речиважно уловить в общем индивидуальное, выяснить роль и специфику каждого, определить способы их реализации.

Для лингвистики текста необходимовыявить состав и взаимодействие текстовых категорий, обнаружить те из них, которые конструируют художественный текст, установить закономерности ихфункционирования, разработать типологию текстов, определить в ней местохудожественного текста.

Объект исследования во всехназванных случаях один: художественное произведение.

Интерпретация текста находится на стыке стилистики и лингвистикитекста. Её можно определить как освоение идейно — эстетической, смысловой иэмоциональной информации художественного произведения, осуществляемое путёмвоссоздания авторского видения и познания действительности. Это областьфилологической науки, более других восстанавливающая исходное значение термина" филология" в его первоначальном, ещё на расчленённом на литературоведение иязыкознании виде.

Она начиналась как герменевтика (отгреч. «герменеутикос» — объясняющий, толкующий) — истолкование сначала близких, а затем и др. древних текстов. В наше время наиболее влиятельное направлениеинтерпретации известно как Новый критизм («New criticism») в США и Практическийкритизм («Practical criticism) в Англии, что подчёркивает широтулингволитературоведческого подхода к анализу художественного произведения.

В большей или меньшей степениинтерпретирование текста имеет место и при литературоведческом, и прилингвистическом анализе произведения, ибо художественное творчество — не простоещё один способ самовыражения, но, как уже было сказано, составляет важнуюестественную и необходимую сторону коммуникативной деятельности человека. Ипознать её своеобразие в полной мере можно, лишь изучив все этапы ихарактеристики этой деятельности.

Художественный текст сложен имногословен. Задачи его интерпретации — извлечь максимум заложенных в негомыслей и чувств художника. Замысел художника воплощён в произведении и толькоиз него может быть реконструирован.

Образ- первооснова художественного творчества и т. п. легко обнаружить в любомисследовании по эстетике, теории литературы, стилистике художественной речи. Именно в образе сконцентрирована смысловая и эстетическая информация художественноготекста. Сам термин «образ» не однозначен, и все приведённые высказыванияоперируют в его главном, общеэстетическом значении: «в прекрасном идея должнанам явиться вполне воплотившейся в отдельном чувственном существе: этосущество, как полное проявление идеи, называется образом».* Следовательно, образ это проявление целого через единичное, абстрактного через конкретное, отвлечённого через чувственно — наглядное, осязаемое.

Через язык воплощается и языкомсоздаётся чувственная наглядность образа. Именно благодаря участию в созданииобраза художественная речь становится эстетически значимой. Следовательно, именно языковую единицу можно считать тем сигналом, который порождает энергию, несоизмеримую с его собственным объёмом, т. е. сообщает читателю нечто большее, чем то, что свойственно ей вне художественного текста в системе языка.

Эти дополнительные возможностиединиц всех уровней языков, структуры реализуется при наличии специальногоорганизованного окружения — контекста. Именно на фоне контекста происходитвыдвижение языковой единицы на передний план (foregrounding), впервыеотмеченные в начале 20-х годов представителями Пражской школы и обозначенноеими термином актуализация т. е. «такое использование языковых средств, которое привлекает внимание само по себе и воспринимается как необычное, лишённое автоматизма, «диавтоматизированное», противопоставленное автоматизации.Последняя означает утилитарное, привычное, нормативно закреплённоеиспользование единиц языка, не ведущее к созданию дополнительного эффекта, невыполняющее дополнительных функций, не несущее дополнительной информации.

Доминантой художественного произведения признаётся егоидея или выполняемая им эстетическая функция, в поисках которой, необходимоисходить из языковой материи произведения.

Таким образом, можно заключить чтоактуализация языковых средств, используемых для обозначения идеи (концепта)произведения, отражающей авторскую точку зрения, займёт главенствующее, доминантноеположение в ряду обнаруженных нами актуализированных употреблений.

Для проникновения в глубиннуюсущность произведения его не достаточно просмотреть или прочитать мельком. Темболее этого не достаточно на первых порах обучения интерпретации текста, нопрочитав два, а то и три раза, чтобы ничего не пропустить, чтобы не ограничатсяснятием линейно (от строки к строке) развертывающейся от строки к строкесюжетной информации — содержательно-фактуальной информации (СФИ) в терминологииИ.Р. Гальперина, — но разглядеть, воспринять, расшифровать позицию авторавыстроить своё собственное оценочное суждение о художественной деятельностипроизведения. Интерпретация текста, таким образом, это и процесс постиженияпроизведения, и результат этого процесса, выражающийся в умении изложить своинаблюдения, пользуясь соответствующим метаязыком, т. е. профессионально грамотноизлагая своё понимание прочитанного.

2. Понятие текста и категорияформативности

Лингвистику давно уже интересуютпроблемы текста, решение которых обещает пролить свет на многие кардинальныевопросы семантики языка. Об этом свидетельствуют как многочисленные зарубежныеработы (например: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 8: Лингвистика текста.М., 1978), так и работы отечественных ученых (Лингвистика текста. М., 1976 Вып.103). Проблемы текста освещаются и во многих специальных монографиях (DreslerW.Einfuhrung in die Textlinguistik. 1972; Лосева Л.М. Структурно-семантическаяорганизация целых текстов. Одесса, 1973; Колшанский Г. В. Контекстная семантика.М., 1980; Мосальская О.И. Грамматика текста. М., 1981, а также Гальперин, 1981;Колшанский, 1984).

Лингвистика текста — направление, претендовавшее на создание новой теории, поставило перед советскими изарубежными исследователями много проблем, которые не нашли своего решения донастоящего времени. Интересны работы Т.А.Ван Дейка, Л.А.Киселевой, где, вчастности, утверждается, что коммуникативной единицей высшего ранга, наиболееполно реализующей лингвистическую и прагматическую стратегию речевой ситуации, является «текст».

Коммуникативной лингвистикойустановлено, что люди общаются при помощи текста, а не при помощи предложений, и на этом основании текст считается коммуникативной единицей. Действительно, общение (речевой акт) имеет ряд координат — компонентов текста, среди них: говорящий, слушающий, время, место, цель и пр. (Уфимцева, 1981, ст. 432).

Что же вкладывается в понятие"текст"? Общепринятым определением считается следующее: текст — это целостноекоммуникативное образование, характеризуемое структурно семантическим, функциональным и композиционно стилистическим единством и набором текстовыхкатегорий, таких как: информативность, завершенность, линейность, интегративность, рекурсивность.

Для речевой деятельности (как илюбой другой) характерны две основные характеристики: предметность и целесобразность, которые откладываются в результате речевой деятельности — тексте — в качествемысли и смысла, т. е. ее определенной организации, обусловленной цельюдеятельности общения.

Главным конструирующим факторомтекста является его коммуникативное значение, т. е. его прагматическая сущность, поскольку текст предназначен для эмоционально-волевого и эстетическоговоздействия на тех, кому адресован, а прагматическим в лингвистике называетсяфункционирование языковых единиц в их отношении к участникам акта общения. Основная характеристика текста — коммуникативно-функциональная: текст служитдля передачи и хранения информации и воздействия на личность получателяинформации. Важнейшими свойствами всякого текста являются его информативность, целостность и связность. В обеспечении связности текста и его запоминаемостибольшую роль играют разные типы выдвижения, способствующие экспрессивности, эмоциональности и эстетическому эффекту.

Как всякий новый объектисследования, текст по-разному понимается и по-разному определяется. Приведемнесколько из наиболее общих дефиниций: «речевой акт или ряд связанных речевыхактов, осуществляемых индивидом в определенной ситуации, представляют собойтекст (устный или письменный)» / Е. Косериу, 515 /. По мнению Хеллидея, текст- основная единица (fundamental unit) семантики и ее нельзя определить, каксвоего рода сверх предложение (H. Parret, 101). Уточняя это слишком общееопределение, Хеллидей приходит к мысли, что текст представляет собойактуализацию потенциального (actualized potential) / H. Parret, 86). А. Греймасподходит к проблеме текста с позиций порождающей семантики. Для него дискурс (читай — текст) — это единство, которое расщепляется на высказывания и неявляется результатом их сцепления (concatination) / H. Parret, 56). Сближаяпонятия текста и стиля, П. Гиро считает, что текст представляет собой структуру, замкнутое организованное целое, в рамках которого знаки образуют системуотношений, определяющих стилистические эффекты этих знаков (П.Гиро).

Многосторонность понятия «текст"обязывает выделить в нем то, что является ведущим, вскрывающим егоонтологические и функциональные признаки. Текст — это произведениеречетворческого процесса, обладающее завершенностью, объектированное в видеписьменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этогодокумента, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную направленностьи прагматическую установку (Гальперин, 1981, p17).

Текст, как факт речевого акта, системен. Текст представляет собой некоторое завершенное сообщение, обладающеесвоим содержанием, организованное по абстрактной модели одной из существующих влитературном языке форм сообщений (функционального стиля, его разновидностей ижанров) и характеризуемое своими дистинктивными признаками.

Минимальным текстом для данногоисследования является высказывание, которое может быть даже однословным. Напомним, что мы имеем дело не с предложением, а с высказыванием: предложение, как известно, — это номинация и предикация, а высказывание — тематизация истилизация, в нашем случае — эмотивная. Предложение, как коммуникативнаяединица является высказыванием, а текст — разновидность высказывания.

Термин «информация» употребляется вдвух случаях: когда имеет место снятие энтропии, т. е. когда неизвестноераскрывается в своих особенностях и становится достоянием знания и когдаимеется в виду какое-либо сообщение о событиях, фактах, явлениях, которыепроизошли, происходят и должны произойти в повседневной жизни данного народа, общества (в политической, экономической, научной, культурной, т. е. во всехобластях человеческой деятельности). Поэтому ни морфема, ни слово, ни словосочетаниене могут нести информацию, но обладают свойством информативности, т. е. могутучаствовать в информации модификаций своих значений. Предложение такжеучаствует в информации путем возможных вариаций своего смысла.

Категория информации охватывает рядпроблем, выходящих за пределы чисто лингвистического характера. Одна из них -проблема нового (неизвестного). Совершенно очевидно, что новое не можетрассматриваться вне учета социальных, психологических, научно-технических, общекультурных, возрастных, временных и др. факторов. Для одного получателясообщение будет новым и потом будет включать информацию, для другого это жесообщение будет лишено информации, поскольку содержание сообщения ему ужеизвестно или вообще не понятно. То, что для определенного времени было новым, для последующего уже известно и т. д.

Представляется целесообразнымразличать информацию: а) содержательно-фактуальную (СФИ); б) содержательно-концептуальную (СКИ); в) содержательно-подтекстовую (СПИ).

Содержательно-фактуальная информациясодержит сообщения о фактах, событиях, процессах, происходящих, происходивших, которые будут происходить в окружающем нас мире, действительном иливоображаемом. В такой информации могут быть даны сведения о гипотезах, выдвигаемыхучеными, их взглядах, всякие сопоставления фактов, их характеристики, разногорода предположения, возможные решения поставленных вопросов и пр.

Содержательно-фактуальная информацияэксплицитна по своей природе, т. е. всегда выражена вербально. Единицы языка вСФИ обычно употребляются в их прямых, предметно-логических словарных значениях, закрепленных за этими единицами социально обусловленным опытом.

Содержательно-концептуальнаяинформация сообщает читателю индивидуально-авторское понимание отношений междуявлениями, описанными средствами СФИ, понимание их причинно следственныхсвязей, их значимости в социальной, экономической, политической, культурнойжизни народа, включая отношения между отдельными индивидуумами, их сложногопсихологического и эстетико-познавательного взаимодействия. Такая информацияизвлекается из всего произведения и представляет собой творческоепереосмысление указанных отношений, факторов, событий, процессов, происходящихв обществе и представленных писателем в созданном им воображаемом мире. Этотмир приближенно отражает объективную действительность в ее реальном воплощении. СКИ не всегда выражена с достаточной ясностью. Она дает возможность, и даженастоятельно требует разных толкований. Таким образом, различие между СФИ и СКИможно представить себе как информацию бытийного характера, причем под бытийнымследует понимать не только действительность реальную, но и воображаемую. Различие это весьма удачно выражено Г. В. Степановым: «Бытийная тема имеетреферент в действительности, истинный или мнимый (т.е. в действительностивоображения, фантазии), предметный, вещный или идеальный. Поэтическая тема -есть бытийная тема, ставшая предметов эстетического осмысления и выражения» (Г.Степанов, М 1981,12). Содержательно-концептуальная информация — преимущественнокатегория текстов художественных, хотя может быть получена из научнопознавательных текстов. Различие здесь лишь в том, СКИ в научных текстах всегдавыражена достаточно ясно, в то время как в художественных (пожалуй, заисключением морально-дидактической поэзии) для декодирования СКИ требуетсямыслительная работа.

Содержательно-подтекстоваяинформация представляет собой скрытую информацию, извлекаемую из СФИ благодаряспособности единиц языка порождать ассоциативные и коннотативные значения, атакже благодаря способностей предложений внутри СФИ приращивать смыслы.

СПИ — факультативная информация, нокогда она присутствует, то вместе с СФИ образует своеобразный текстовыйконтрапункт.

В основе содержательно-подтекстовойинформации (СПИ) лежит способность человека к параллельному восприятиюдействительности сразу в нескольких плоскостях, или, применительно к нашимзадачам, к восприятию двух разных, но связанных между собой сообщениемодновременно.

Многое в толковании художественногопроизведения строится на пресуппозиции.

Пресуппозиция — это те условия, прикоторых достигается адекватное понимание смысла предложения (Zwicky Arnold M."On Reported Speech" - In: Studiesin Linguistic Semantics, 1971, N 1, S.73).Можно согласиться с В.А.Звегинцевым, который предполагает, что «главнаяценность проблемы пресуппозиции заключается как раз в том, что она делаетвозможным экспликацию… подтекста» (В.А.Звегинцев М 1979).

Подтекст же — явление чистолингвистическое, но выводимое из способности предложений порождатьдополнительные смыслы благодаря разным структурным особенностям, своеобразиюсочетания предложений, символике языковых фактов.

Подтекст — это своего рода «диалог"между содержательно-фактуальной и содержательно-подтекстуальной сторонами информации. Идущие параллельно два потока сообщения — один, выраженный языковыми знаками, другой, создаваемый полифонией этих знаков — в некоторых точках сближаются, дополняют друг друга, иногда вступают в противоречия. Однако из дистинктивныххарактеристик подтекста — его неоформленность и отсюда неопределенность.

Рассмотрение эпитета было бынеполным, если бы мы не включили в орбиту нашего исследования егофункционирование в целом тексте, как высшей единицы коммуникации. Другимисловами, интерпретация эпитета, как и любого другого языкового явления, становится возможной лишь при рассмотрении его также и как элемента текста -цельного средства коммуникации (Тураева, 1986: 12). Именно в рамках текстареализуются все языковые функции и, прежде всего, функция передачи и полученияинформации в широком смысле этого слова, предполагающая не только определенноеоформление информативного фрагмента со стороны создателя текста, но иадекватное понимание соответствующего текста со стороны получателя (Колшанский, 1978: 27).

В настоящее время достаточно хорошопризнается тот факт, что текст представляет собой категорию не чисто языковую, а прагматико-психолого-речевую (Колшанский, 1978: 36). Поэтому текст, какединица коммуникации, по мнению Г. В. Колшанского, должен занять одно из главныхмест в науке, который более детально будет рассматривать процесс общения вчеловеческом обществе.

Прагматика текста, наряду с егоструктурой и семантикой (денотатная структура текста, по А.И. Новикову, 1983) является одной из основополагающих сущностей, из которых формируется текст, каквесьма сложно, комплексное явление. Соответственно с точки зрения знаковыхотношений изучение текста может быть преимущественно семантическим, синтаксическим, либо прагматическим, хотя в реальной коммуникации все этиаспекты теснейшим образом связаны. В первом случае приоритет отдаетсясодержанию текста, во втором — форме или технике построения текста, а в третьемслучае наиболее релевантным оказывается назначение текста (Карасик, Шаховский, 1986: 62).

Всякий текст, — пишет В.Л. Наер, -оформляется не как вещь в себе, а как единица коммуникации, преследующая всегдакакую-то определенную цель, при отсутствии каковой такая единица утрачиваетсвойства и статус коммуникативной, т.к. не может быть бесцельной коммуникации, — а, следовательно, прагматика является неотъемлемой частью текста, неотъемлемым свойством коммуникации.

ГЛАВА II

1. Лингвистическая природа стилистического приема эпитета

а) Типы лексических значенийприлагательных

Гальперин И.Р. характеризует эпитет, как выразительное средство, основанное на выделении качества, признакаописываемого явления, которое оформляется в виде атрибутивных слов илисловосочетаний, характеризующее данное явление с точки зрения индивидуальноговосприятия этого явления. Эпитет всегда субъективен, он всегда имеетэмоциональное значение или эмоциональную окраску. Эмоциональное значение вэпитете может сопровождать предметно-логическое значение, либо существовать, как единственное значение в слове. Эпитет рассматривается многимиисследователями как основное средство утверждения индивидуального, субъективнооценочного отношения к описываемому явлению. Посредством эпитета достигаетсяжелаемая реакция на высказывание со стороны читателя.

М.Д.Кузнец и Ю.М. Скребнев характеризует эпитет как слово или словосочетание, содержащее экспрессивную характеристику предмета речи, прилагаемую кнаименованию последнего.

Несмотря на то, что термин"эпитет" является одним из самых древних терминов стилистики, а можетбыть, именно потому, единства в его определении нет.

Так, В.М. Жмурский разграничиваетэпитет в широком и в узком смысле слова, выделяющее в понятии существенныйпризнак, а под эпитетом в узком смысле слова — определение, которое не вводитнового признака, а повторяет признак, уже заключенный в той или иной степени вопределяемом слове.

В английском языке широкоераспространение получает эпитет, выраженный прилагательными.

Прилагательные, именуя особуюобласть реальной действительности — сферу свойств, признаков, качеств, мыслимыхв отвлечении от объектов, предметов, явлений, ими характеризуемых, формируютотдельный слой лексики и отличаются от других типов лексических единиц преждевсего своей содержательной основой. Обозначая определенный, объективносуществующий, хотя и специфический круг явлений, прилагательныепротивопоставляются другим типам лексических единиц, в частности предметнойлексике, не столько типам своего значения, денотативно-сигнификативного по своемухарактеру, сколько известной самостоятельностью функционального плана, связанностью и зависимостью от определяемого или имени существительного.

«Семантической основой имениприлагательного является качество», — писал В.В. Виноградов.

Обозначение прилагательными свойств, качеств предметов, признаков детерминирует не только их содержательные, но ифункциональные характеристики. В классификации лексических единиц по их функциив высказывании на идентифицирующие и предикатные прилагательные относятся кпредикатной, преимущественно статической по своему характеру лексике, обнаруживая при этом как определенную простоту своей семантики (прилагательныеобозначающие чувственно воспринимаемые свойства вещей), так и более сложныетипы значений, например, реляционно-идентифицирующие (относительныеприлагательные).

В соответствии с характеризующейфункцией прилагательных находятся их синтаксические позиции в предложении, которые сводятся в основном к двум: атрибутивной и предикативной, т. е.прилагательные постоянно выступают в качестве атрибутов, модификаторов именисуществительного или же в роли главных предикатов, или «классическихпредикатов», указывая на характеристики того, о чем сообщается в суждении.

Принимая исследование адъективнойлексики современного английского языка и разделяя мнение о том, разграничениекачественных и относительных прилагательных является наиболее важным длякатегории прилагательных делением, мы пытаемся провести это разграничение ванглийском языке и очертить место, границы и характер взаимодействия указанныхклассов в общей лексико-семантической системе имени прилагательногосовременного английского языка.

В классификации лексических единицпо их структурным характеристикам, мы тем самым исключаем саму возможностьналичия в классе качественных прилагательных производных не толькотранспозиционного типа (например: weighty — тяжелый, lengthy — длинный, sorrowful — печальный, beautiful — красивый и т. д.), которые по всем (синтаксическим и морфологическим параметрам, кроме структурного можно отнестик качественным прилагательным. Качественность данных прилагательных базируетсяна признаковом характере их субстантивных производящих основ, которыеобозначают признак, свойство, качество в виде субстанции и, соответственно, образование адъективных слов в таком случае означает лишь переход признаков, свойств и т. д. в сферу истинно признаковых слов.

Заимствование типа oral -«устный», civil — «гражданский» и другие нельзя отнести в современноманглийском языке к безусловно производным словам, ибо отсутствуют единицы, которые можно было бы назвать их производящими базами. Семантическойсоотнесенности данных единиц с другими лексическими единицами в системесовременного английского языка (например: oral — «устный» — mouth — «рот», rural — «сельский» — country — «сельская местность» и т. д.) явно недостаточно для того, чтобы рассматривать их, как это делает Л.М. Медведева, какпроизводные слова.

В смысловой структуреприлагательного зачастую совмещаются и «качественные» и «относительные"значения. Чисто относительные или чисто качественные прилагательные не стольмногочисленны. Примеры адъективных слов типа Foxy «лисий; хитрый; рыжий, красно-бурый», cattish «кошачий; хитрый; злой», economical «экономный;бережливый, экономический; относящийся к экономике или полит. экономии» имногие другие подтверждают правомерность распространения сделанного В.В. Виноградовымвывода на адъективную лексику современного английского языка.

Важно подчеркнуть, что в истоке всехотносительных прилагательных лежит обязательная их мотивированность др. единицами языка, сохраняющаяся для подавляющего большинства прилагательныхназванного типа и на современном этапе их существования.

Основным и конституирующимкомпонентом семантической структуры слова признается его лексическое его лексическое (понятийно-предметное или вещественное) значение.

Арнольд И.В. дает следующуюхарактеристику лексического значения слова, под которым понимает реализациюпонятия, эмоции или отношения средствами языковой системы.

Денотативное и коннотативноезначение. Денотативноезначение называет понятие. Через понятие, которое, как известно из теорииотражения, отражает действительность, денотативное значение соотносится свнеязыковой действительностью. Коннотация связана с условиями и участникамиобщения, в нее входят эмоциональный, оценочный, экспрессивный и стилистическийкомпоненты значения.

Принимая в русле так называемыхтрадиционных направлений в языкознании интерпретацию лексического значенияинтеллектуальной сущности, закрепленной за внутренней формой слова, восходящейк А.И.Смирницкому и его школе, значительная часть отечественных языковедовсчитает в то же время неправомерным отождествление отражательных категорий (восприятий, ощущений) с категорией знания, ибо отражательные категории немогут быть отнесены к материальным предметам. Значением материальных предметов, считает Т.П.Ломтев, являются другие материальные предметы внешнего мира, которые, в свою очередь, становятся значением знаков естественного языка толькочерез отражение в человеческом сознании.

Действительно, объективнаяреальность отражается человеком в ощущениях, восприятиях, представлениях, понятиях и выражается в словах. Действительность отражается не языком, амышлением, которое представляет собой форму отражения действительности, протекающую в понятиях, суждениях, умозаключениях.

Итак, лексическое значение можетбыть определено как некая субстанция, представляющая собой материально-языковойспособ соотнесенных со словом понятий, предметов (действий, качеств и т. п.)объективного мира, закрепленная в нашем сознании за внутренней идеальнойстороной слова.

Стилистическое содержание словаможет быть реализовано значениями, которые правомерно квалифицировать какзначения эмоциональной, оценочной и экспрессивно-образной направленности.

Понятие оценочности чаще всегорассматривается нерасчлененно с понятием эмоциональности; термины"эмоциональность" и «экспрессивность» также нередко употребляются синонимично, для выражения «субъективно-характеристической и идейной оценки».

Речь экспрессивна, — пишет В.Н. Михайловская, — если она богата междометиями, эмоциональными усилительными частицами инаречиями, вульгаризмами и т. д.

Рассмотрим предполагаемуюклассификацию эмоциональности, оценочности, экспрессивной образности.

В плане изучения характерастилистических значений — это те эмоции и чувства, которые возникают в связи спроцессами, связанными с познавательной деятельностью человека — ощущениями, восприятиями, представлениями, мыслями, обусловленными объективными качествамипредмета, но отражающими не сами предметы, а отношение к ним самого человека. «Экспрессивно-стилистическаяокраска — это не окраска слова, как звукового комплекса, а та призма, сквозькоторую воспринимается „смысл“, связанный с данным звуковым комплексом» (Д.Н. Шмелев.М., 1964, стр.111).

От эмоционально окрашенной лексики, выражающей, помимо понятийно-предметной соотнесенности, эмоциональное отношениеносителей языка к предмету высказывания, мы ограничиваем, с одной стороны, слова, называющие чувства и эмоции, а, с другой — слова, выражающие сами эмоциии волевые побуждения (междометия). Характер отражения объективнойдействительности в словах, называющих понятия и предметы объективного мира, и всловах, называющих чувства и эмоции, оказывается абсолютно одинаковым.

С эмоциональной лексикой не следуетсмешивать слова, называющие эмоции или чувства: fear, delight, gloom, cheerfulness, annoy, и слова, эмоциональность которых зависит от ассоциаций иреакций, связанных с денотатом: death, tears, honor, rain.

Оценка, как лингвистическое понятие, определяется нами как закрепленное в семантической структуре слова оценочноезначение, которое реализует отношение языкового коллектива к соотнесенному сословом понятию или предмету по типу хорошо-плохо, одобрение-неодобрение и т. д.

Слово обладает оценочным компонентомзначения, если оно выражает положительное или отрицательное суждение о том, чтооно называет, т. е. одобрение или неодобрение (time-tested method, out-of-datemethod).

Пример: «I'mglad there is someone in the world who is quite happy, muttered a disappointedman as he gazed at the wonderful statue (Happy Prince p27).

Экспрессивность, в частности, художественной речи определяется как «высшая степень образности».

Слово обладает экспрессивнымкомпонентом значения, если своей образностью или каким-нибудь другим способомподчеркивает, усиливает то, что называется в этом же слове или в других, синтаксически связанных с ним словах.

Например:

1. The youngKing was in his own chamber, and through the window he saw the great honey-colored moon hanging in the dusky sky (The young King p. 96).

Иливследующихсловосочетаниях:Glossy ivy, hot tears caked snow.

2. Supposeyour people will be here to meet you.

Вместо«relatives» people.

Непременное условие экспрессивнойобразности слова — одновременное восприятие перенесенного признака и новойноминации слова. Только такое совмещение ввиду сохранения предметно-конкретныхпредставлений и признаков, делающих восприятие более конкретным, чувственно-осязаемым, и создает экспрессивно-образное представление, а влингвистических терминах — экспрессивную образность. E.g.pitiless sunlight, a low dreamy air

Различие в семантической структуреслов с эмоциональным и оценочным значением, с одной стороны, и слов сэкспрессивным, с другой, заключается в том, что семантическое целое первых двухгрупп складывается из совокупности понятийно-предметного иэмоционально-оценочного значения и может быть выявлено методом компонентногоанализа. Семантическое производное экспрессивно образных слов основывается насемантическом сдвиге, который происходит в результате переименования.

Для увеличения экспрессивностииспользуются некоторые интенсификаторы (all, ever, even, quite, really, absolutely, so).

Например: His facewas so beautiful in the moonlight that the little swallow was filled withpity (Happy Prince p. 29).

Эмоциональные, экспрессивные, оценочные и стилистические компоненты лексического значения нередко сопутствуютдруг другу в речи, поэтому их часто смешивают, а сами эти термины употребляюткак синонимы или используют термин коннотативное значение.

Коннотация- это тот компонент семантики языковой единицы, с помощью которого выражаетсяэмоциональное состояние говорящего и обусловленное им отношение к адресату, объекту и предмету речи, ситуации, в которой осуществляется данное речевоеобщение и которые называются в логико-предметном значении этой единицы.

Однойиз трудностей семасиологического исследования эмотивности являетсявзаимоинтерпретируемость метапонятий: номинации эмоций, выражение их (словом) иописание (передача) эмоций в тексте/высказывании. Выражение отражения эмоций всемантике слова может быть рациональным, как и выражение в словах, называющихпонятия об эмоциях: love, disgust, hatred, anger, horror, happiness, иэмоциальным (в случаях эмотивной номинации): darling, smashing, swine, niger, worm (о человеке), при котором сама эмоция не называется, номанифестируется в семантике слова, передающей через косвенное обозначениеэмоциональное состояние говорящего, его чувственное отражение денотата ипереживание этого отражения

Эмоции- это оценка, без оценочного отношения эмоций не бывает. Оценочная сема (объективная или субъективная по отношению к данному референту) извлекается изнабора субстанциональных признаков.

Необходимопринципиально различать спонтанное языковое выражение эмоций и осознанноевыражение. В словарном корпусе английского языка имеются специальныелексические единицы, передающие описательно эмоциональное состояние характеризуемого. К ним относятся:

a)наречия, описывающиеэмоции: icily, viciously, lovingly, furiously, desperately, contemptuously, fiercely, comelygarden;

b. глаголы, описывающиеэмоцииговорящего: to wail, toshrick, to squeal, to whine, to groan, to snap, to grunt, to snort, to bark, tosnarl, to shrill, to explode, to swear, to spit, to blaster идругиеглаголыэмоциональнойречиинеречи: to hate, to love, to despise, to adore, to awe, etc.;

c. существительные, кудавключаютсяивсетерминыэмоцийспредлогомwith:with love / malice/ hate/ contempt/ disgust, etc.; существительные, обозначающиефизиологическиепроявленияэмоций: tears, laughter, smile, choking, paleness, grimace, redness, etc, bitterness, scorn, joy;

d)прилагательные: angry, scornful, tender, loving, happy, joyous, glad, pale etc.

В силу особенностей своей семантикиприлагательные, как часть речи, представляют собой богатый материал длявыявления коннотативных признаков. Определенный субъективный характер оценочныхприлагательных придает им коннотативную направленность. Однако, с другойстороны, неустойчивый характер денотативного аспекта их лексического значения изыбкость границ между денотативным и коннотативным аспектами семантикиоценочных прилагательных затрудняли отбор материала.

Поскольку прилагательные не имеютсвоей сферы референции, то на выражение того или иного лексико-семантическоговарианта прилагательного в речи воздействует семантика существительного, скоторым оно сочетается. При сочетании с существительным конкретной семантикиприлагательные чаще актуализируется денотативное значение, а с абстрактными, событийными существительными в основном реализуются коннотативные компоненты.

Интерпретацияконнотации как явления второстепенного и, следовательно, необязательногопредставляется не совсем верной, т.к. речь не может состоять только изконстатации фактов; говорящий привносит при этом и свое отношение квысказыванию, невольно оценивает его и выражает свои чувства, в процессеноминации в действие приводятся одновременно все аспекты, они действуют какнеделимое целое. В пользу коннотации говорит и тот факт, что без нее невозможнообъяснить семантику эмоционально-оценочных прилагательных, или семантикуфразеологических единиц, где коннотация, как известно, является ведущимкомпонентом их знания.

Коннотациярассматривается как неотъемлемая и основная часть семантики слова. Коннотация -это дополнительная по отношению к денотативному аспекту информация, накладываемая комплексом экспрессивно-оценочно-эмоциональных элементов, свойственных слову, как единице языка, которая (информация) может статьпервостепенной и основной при актуализации в речи. То есть, в зависимости от"поворота" (термин В.Г. Гака) контекста или ситуации она становится основным, главным значением слова, заглушая предметно-логическое значение, отодвигая егона второй план.

Увеличениеэмоциональности, экспрессивности в предложении может достигаться путемупотребления нескольких прилагательных, иногда это целый букет прилагательных, которые, каждое отдельно и все вместе, производят эмоциональное, экспрессивноевоздействие на читателя:

His hair is dark as the hyacint- blossom, andhis lips are red, as the rose of his desire (p. 39).

В) Эпитет как лексико-стилистическийприем.

Описанию лингвистической природыэпитета посвящен ряд учебных пособий (Гальперин, 1954; Арнольд, 1981; Кузнецов, Скребнев, 1960; Кухаренко, 1988; Долинин, 1987), а также ряд специальныхисследований (Кинщак, 1987; Ваняшкин, 1985).

Изучение лингвистической литературыпозволило обнаружить, что интерес к проблеме эпитета не уменьшается. Это впервую очередь обусловлено широким изучением роли эмотивной лексики иобразности в коммуникации.

Проблема эпитета, как средствавыражения личного, оценочного момента в высказывании, является одной из ведущихпроблем стилистики. Недаром А.Н. Веселовский считал, что «история эпитета естьистория поэтического стиля в сокращенном издании».

Как уже отмечалось выше, эпитетомназывается слово или словосочетание, содержащее экспрессивную характеристикуили словосочетание, содержащее экспрессивную характеристику предмета речи, прилагаемую к наименованию последнего.

В английском языке, как и в другомязыке, частое использование эпитетов с конкретными определяемыми создаетустойчивые сочетания. Такие сочетания постепенно фразеологизируются, т. е.превращаются в фразеологические единицы. Эпитеты как бы закрепляются заопределенными словами. Так, например, в английском языке такие сочетания, какbright face, ridiculous excuses, valuable connections, amiable lady, sweetsmile, deep feelings и многие другие становятся общеупотребляемымисловосочетаниями. В них функция эпитета несколько изменена: эпитет по-прежнемувыполняет свою основную стилистическую функцию — выявленияиндивидуально-оценочного отношения автора к предмету мысли. Но для выраженияэтого отношения автор не создает свои собственные, так сказать, творческиеэпитеты, а пользуется такими, которые из-за частого употребления стали"реквизитом" выраз. средств в общ. сокровищнице языка.

Таким образом, эпитеты также можноделить на языковые и речевые. Прилагательные, использованные, как языковыеэпитеты, постепенно теряют свое предметно-логическое значение и все большесращиваются со своим определяемым. В результате получаются неразложимыефразеологические единицы, в которых определяемое и определение сливаются в однопонятие, например, true love, dark forest и др.

В такого рода сочетаниях эпитетыназываются постоянными эпитетами (fixed epithed). О постепенной потереосновного предметного значения в эпитете писал еще А.Н. Веселовский. Он называлэто «забвением» реального смысла эпитета, а его приклеенность к определяемому -процессом «окаменения».

Эпитеты являются мощным средством вруках писателя для создания необходимого эмоционального фона повествования; онирассчитаны на определенную реакцию читателя.

Эпитет противопоставлен логическомуопределению. Логические определения выявляют общепризнанные объективныепризнаки и качество предметов, явлений. Всочетаниях roundtable, green leaf, large hand, little girl, blue eyes, solid matter ит.д. слова round, green, large, little, blue, solid — логическиеопределения. Однако, любое из этих определений может статьэпитетом в том случае, если оно будет использовано не только или не столько впредметно-логическом, сколько в эмоциональном значении. Так, например, прилагательное green в сочетании a green youth является эпитетом, поскольку вэтом сочетании реализуется производное предметно-логическое значение «green"молодой и связанное с ним эмоциональное значение.

Чаще всего эпитеты бывают выраженыприлагательными в атрибутивной функции, препорционно или постпозиционно. Постпорционные эпитеты обладают значительно большей степенью предикативности итем самым стилистической экспрессии, чем препозитивные эпитеты. Например, «withfingers weary and wort». Эпитетытакже могут быть выражены и существительными в формировании определения, чащевсего в так называемых of-phrases. Например, an hour of bliss;muscles of iron ит.п.

В английском языке широкоераспространение получает другой структурный тип эпитета, который строится наалогическом соотношении определения и определяемого. То, что заключено вопределении, является определяемым; то, что синтаксически есть определяемое, посодержанию представляет собой эпитет. Например, A devil of a searolls in that day (G.Byron); a little Flying Dutchman of a cab (J.Galsworthy);a dog of a fellow (Ch. Dickens); her brute of a brother (J. Galsworthy).

Как видно из приведенных примеров, эпитеты заключены в синтаксической категории определенных, а не определений. Определение и определяемое, как бы поменялись ролями.

Эпитеты могут быть выраженысуществительными и целыми словосочетаниями в синтаксическом формированииприложения. Например, lightning my pilot sits (P.Shelley); the punctualservant of all work, the sun (Ch.Dickens).

Очень часто эпитеты выражаются неодним словом, а словосочетаниями, которые, в связи с их атрибутивной функцией ипрепозитивным положением, приобретают характер сложного слова. Например, well-watched, fairly-balanced, give-and-take couple.

Эпитеты могут быть выраженыкачественными наречиями, поскольку эти последние характеризуют признакидействий (и предметов). В предложении «He laughed heartily» — heartilyвыступает в качестве эпитета.

Далее предполагается рассмотретьтипы эпитета и их информативную значимость в художественном тексте.

1. Информативнаязначимость эпитета

Большинство лингвистов выделяютследующие виды эпитета: постоянный (тавтологический), пояснительный, метафорический, смешанный, а также синтаксические типы эпитета.

Рассмотрим особенностифункционирования и стилистической роли разновидностей эпитета на примере сказокОскара Уайльда. Эпитеты без нарушения семантического согласования.

А) постоянный (или тавтологический) эпитет

Под постоянным эпитетом (английскийтермин conversational или standing epithet) понимаются устойчивые сочетания, типа: green wood, lady gay, fair lady, fair England, salt seas, true love, сохранившие образность, несмотря на широкое употребление в поэзии и фольклоре. В художественной прозе такие эпитеты становятся тавтологическими, указывающиена необходимый для данного предмета признак.

Например:

-«It'swinter answered the Swallow, «and chill snow will soon be here (Happy Prince).

Chill- unpleasantly cold.

В данном контексте сочетание словchill snow — предполагает что-то неприятное, помогает сделать логическоеударение на первую часть предложения «It's winter», показывает эмоциональноеотношение к описываемому явлению.

Очень часто прилагательные цветаобозначения, выделяющие основное, неотъемлемое качество определяемого предметавыполняют описательную функцию.

Example:In Egypt the sun is warm on the green palm trees, and crocodiles lie in the mudand look lazily about them.

В данном контексте прилагательныеwarm and green способствуют воссозданию обстановки действия.

Example:Her (Mermaid) body was as white ivory and her tail was of silver pearl (p134).

В данном контексте white ivoryусиливает и подчеркивает белизну тела Русалки.

Б) Пояснительный эпитет

Пояснительный эпитет указывает накакую-нибудь важную черту определяемого, но не обязательно присущую всемуклассу предметов, к которым он принадлежит.

Example:" How selfish I have been said the Giant; «Now I know why the springwould not come here.»

Selfish-deficient for consideration for others.

Данный эпитет раскрывает чертухарактера.

В следующих примерах:

Andthe king looked in the mirror, and seeing his own face he gave a grate cryand woke…(page 101).

Здесь эпитет раскрывает значимоесвойство.

Эпитеты с нарушением семантическогосогласования.

Значительную группу таких эпитетовобразуют прилагательные цвета обозначения, которые используются вокказиональном контексте. «Цвет — показатель сущности, и человеческий разумсоздает необычные цветовые образы предметов, дает им оценку, порождает сложные, порой неожиданные ассоциации».

Актуализаторами имен прилагательных, в том числе и прилагательных цвета, в большинстве случаев являются определяемыесуществительные (достаточно привести такие примеры из художественных текстов, как: white passion, white silence, white music, yellow music, purple voice;).Анализ приведенных атрибутивных словосочетаний показывает, что контекстуальныереференты прилагательных не входят в списки их визуально закрепленных денотатови не могут обнаружить цветовые признаки, что является сигналом актуализацииприлагательных цвета.

Example:My lord, I pray thee set aside these black thoughts of thine, and put on thisrobe…(p. 102)

Особенностью стилистическойактуализации прилагательных — цветообозначений является ее ассоциативныймеханизм, определяющий характер связей между исходным цветом и производнымрациональным признаками. Один из типов ассоциативной связи — импликационнаясвязь, когда из наличия признака, А заключают о наличии признака Б.

Основными сигналами стилистическойактуализации прилагательных цвета в художественном тексте являются: 1) окказиональная соотнесенность с референтом, не имеющим цветовых признаков; 2) соотнесенностьс разными референтами, создающая речевую многозначность; 3) прием контраста, основанный на оппозиции прилагательных цвета с «нецветовыми» прилагательными вмикро и макроконтексте.

Example:The mountains were, in fact, too dry. Too much of the world was inhospitable, intractable. Why prove that it had ever once been green… the effort ofcomprehension was beyond her. In the middle of nowhere, high up, a solitarylunatic in her dry crater the world was drying out, and everything she touchwould die.

В рамках данного контекстаприлагательное green находится в позиции предикатной номинации, противопоставленной «не цветовым» предикатным номинациям оценочного характера inhospitable, intractable, too high, too hot, too dry. При анализе прослеживается четкаяоппозиция «green — dry» (dry crater; the word was drying out).

В результате эпитет green обретаетэмоционально-оценочный смысл высокой интенсивности «full of life, good to livein». Стилистический эффект актуализации прилагательного — цветообозначенияgreen в данном контексте на фоне «обесцвеченного» восприятия героиней мира -жестокого, непроходимого, безжизненного пространства — многозначен. (пример ианализ взяты из работы Е.И. Зимон: «Особенности стилистической актуализацииприлагательных — цветообозначений в художественном тексте»).

В) Особую группу эпитетов составляетметафорический эпитет.

Метафорические эпитеты следуетотнести к разновидности имплицитных метафор, т.к. их образный смыслпредставлен, как правило, в неявно выраженном виде и выявляется в результатесемантической актуализации атрибутивной лексемы в микроконтексте определяемогослова.

Известно, что в построении метафорыучаствуют четыре компонента — это два богатых объекта, основной ивспомогательный, соотнесенные друг с другом (их называют субъектами метафоры), и свойства каждого из них. Метафора создается путем предикации основномусубъекту признаков вспомогательного субъекта. Если отсутствуют объекты илипризнаки, то метафорического переноса не происходит. Считается, что общеоценочныеслова (хороший / плохой) в том числе и аффективные (прекрасный / великолепный, дрянной, отвратительный и т. п.), не могут иметь метафорических смыслов, так какони не обозначают дескриптивных признаков объектов, а выражают лишь отношениесубъекта оценки к ее объекту. Иными словами у них отсутствует семантическаяоснова метафоризации.

Разумеется, общая оценка «хорошо /плохо» обычно выводится на основе дескриптивных признаков объектов, однакосамих этих признаков общеоценочные слова в своей семантике не содержат. Ср. hungry eyes и hungry man — перенос признака на нематериальный объект создаетметафору, но dreamy air и dreamy mood переноса признака не происходит, так какдескриптивный признак не назван: хороший и в том и в другом случае содержитоценку. Иногда общеоценочное «хороший» может входить в состав метафорическихвыражений:

Example:heis a good ass — онхорошийосёл

Оценочные прилагательные, которыевключают в свой состав дескриптивные семы, т. е. прилагательные так называемойчастной оценки, легко приобретают метафорические смыслы: перенос признака собъектом физического мира на другие объекты составляет один из основныхспособов метафоризации: crude line — кривая линия и crude smile- криваяусмешка. Прямая линия-straight line и прямой ответ straight answer.

Прилагательные, которыехарактеризуют предметные объекты по физическим свойствам сами по себе несодержат оценочных смыслов.

Однако, при метафоризации у нихмогут возникать оценочные смыслы.

Example: dark horse- в прямомзначении словосочетание не имеет оценочных коннотаций, а в метафорическом -«тёмная лошадка» — подозрительный политик получает значение — плохо. Всевышеизложенное говорит о большой роли прилагательных в создании метафорическихэпитетов. Следует подчеркнуть, что метафорический эпитет представляет собойрезультат вторичного, речевого означивания лексической единицы, причем егоактуальное значение — это вторичное, дериватное значение языкового знака, квалифицируемого признак или качество. Как знаковая сущность, метафорическийэпитет в одном из своих знаний опосредованно мотивируется через понятийнуюсистему первичного значения исходного языкового знака, включающую, какденотативные, так и ассоциативные семантические признаки.

Исследователи предлагаютклассификацию метафорических эпитетов на интенсиональный иимпликациональный.

Интенсиональный метафорическийэпитет актуализирует обязательно представленные в лексическом значении атрибутасемы, поддерживающие его качественную, денотативную определенность вхудожественно-речевом варьировании семантики слова и в своем лингвостилическомконтексте выполняет оценочную и образно-характеристическую функцию.

Импликационный метафорический эпитетпредставляет собой атрибутивную метафору, контекстно семантизирующуюструктурные смыслы — признаки импликационального уровня значения атрибутивногослова. Структурно выделяются следующие типы:

1. Интенсиональныеметафорические эпитеты с субстантивной основой: Example:silver visage (Shakespeare) snowy arm, sable hair, dewy star (Wordsworth).

Атрибут вэтом случае выражен вещественным или конкретным именем существительным, либопроизводным от него прилагательным.

Example: It was push and jam for a minute, withgrim beast silence to prove its quality, and than it melted inward, likelogs floating and disappeared.

Использованиесуществительных в качестве определения является нормой для английского языка. Вданном случае использовано существительное с ярко выраженным оценочным смыслом.

Example: grim /stern, severe, sinister/

Beast / unpleasant, foul, sensual/

Этиэпитеты создают образ тишины. Слово beast является конкретным и служитатрибутом к абстрактному понятию silence в условиях контекста актуализируетсяэмоционально-оценочный смысл.

2. импликационныеметафорические эпитеты с субстантивной основой: Example:foxy tongue, stony idiom (of the brain)(Tomas); marble heaven (Shakespeare).

Метафорическиеэпитеты этого типа актуализируют импликационно модифицированные семантическиепризнаки субстантивной метафорической лексемы, выполняющие по отношению к обозначаемомуфункцию дифференциации признака и составляющие содержание метафорическойтранспозиции.

Example: «Why indeed"whispered a Daisy to his neighbor in a soft, low voice (p 40).

Метафоричностьи положительная оценочность эпитета вытекает из анализа словарной дефиниции.

3. Импликациональныеметафорические эпитеты с адъективной (несубстантивной) основой: rude sea (Shakespeare), happy wave (Byron).

Целый рядметафорических эпитетов могут актуализировать не один, а комплекс основных импликациональныхсемантических признаков:

А) движение + звук: Example: mad careening of thestorm (Coleridge).

Б) движение + форма + цвет: Example: angry clouds (Byron).

Salt was the honey of the hair, yet he tasted it witha bitter joy (p.174).

Bitter — caused by or mental pain or resentment.

Здесьэпитет подчеркивает расстроенное состояние Рыбака.

Метафорический эпитет может бытьвыражен существительным, определяющим следующее за ним существительное спредлогом of:

Example:foron the loom of sorrow a d by the white hands of Pain, has this my robe beenwoven.

Итак, метафорический эпитет являетсяярким средством создания образности художественного текста, средствомхарактеризации героев.

Необходимо заметить, что и простыеопределения, которые выделяют присущий предмету основной признак, часто, будучивовлечены в орбиту действия эпитетов, сами начинают приобретать качестваэпитета. Это связано с тем, что такие прилагательные-определения начинают подвлиянием «радиации» эмоциональных значений, сами окрашиваться в определенныечувственные тона.

Синтаксические типы:

Г) В художественной литературешироко распространена эмфатическая атрибутивная конструкция с переподчинениемтипа: A hell of mess, a devil of sea, a dwarf of a fellow etc…

Example: Thereis Blood in the heart of the ruby and death in the heart of the pearl.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Целью дипломной работы было -исследование лингвистической природы эпитета и его информативной значимости вхудожественной литературе, с точки зрения структурных, семантических и стилистическихпараметров.

1. Интерпретация, как составная часть стилистического анализа, преследует цель не только описаниястилистического варьирования в художественном тексте, но и установление связимежду вариативным использованием языковых единиц и намерением автора текстаотносительно предполагаемой реакции читателя. Интерпретация текста направленана освоение идейно-эстетической, смысловой и эмоциональной информации вхудожественном произведении.

Интерпретациятекста тесно связана с проблемами лингвистики текста. Онтологическимипризнаками текста — цельного средства коммуникации — являются его категорииинформативности.

2. В работе эпитетрассматривается, как средство передачи индивидуального, субъективно-оценочногоотношения к описываемому явлению. Использование прилагательных в этой функцииопределяется их содержательными и функциональными характеристиками, а именнопредикативностью, присущим им стилистическим значениям и актуализациейэмоционально-оценочных значений смыслов в контексте.

3. Анализязыкового материала показал большое многообразие эпитетов с точки зрения ихструктурных, семантических и стилистических характеристик.

Структурныетипы эпитетов разнообразны. Они могут быть выражены существительными, прилагательными, целыми словосочетаниями в синтаксической функции, качественными наречиями и т. д.

В работерассматриваются такие типы эпитетов, как постоянный, пояснительный, метафорический, инвертированный, фразовый и смешанный.

Небольшойинтерес представляет метафорический эпитет, который является ярким средствомсоздания образности художественного текста и реализации концептуального смысла.

4. Проведенныйанализ еще раз подтверждает положение о том, что эпитет является основнымсредством, с помощью которого создается образность, экспрессивность, оценочность и на основании этого выявляется индивидуально-оценочное отношениеавтора к предмету мысли. Этим также определяется его высокая информативнаязначимость в художественном произведении.

SUMMARY

Thepresent stage of linguistic research is characterized by a great interesttowards the problem connected with the study of the text and it’s components.

Thepresent diploma paper is devoted to the comprehensive study of stylistic device- the epithet in the tales of Oscar Wilde.

Doneat the junction of linguistic and literary analysis the work is concerned witha number of problems of the text interpretation, stylistic, linguistic andliterary analysis.

Despitethe fact that there are many works devoted to the problem under analysis someimportant aspects such as structural — semantic parameters of the text andlexical stylistic device the epithet as its component have not been fullyinvestigated. This defines the actuality of the work and its theoretical value.

Thebasic purpose of diploma work is formulated as a research of linguistic natureof epithet, its types from the point of semantic, structural parameters and itsinformational significance in the text.

Thegiven aim predetermines the concrete tasks of the research. The diploma paperpursues the following tasks :

1. to substantiate tasks of text interpretation;

2. to reveal the theoretical notion of the text and itscategories;

3. to observe emotional, evaluative, expressivecomponents of the lexical meaning of adjectives;

4. to work out the classification of types of epithet.

Thenovelty of our work is that the epithet is inspected as the necessary componentof the functional whole-text; the investigation of metaphorical epithet, fromthe position of intentional and implicational components of meaning.

Fromthe theoretical point of view this work presents the comprehensive study ofepithet that makes it possible to reveal its linguo-stylistic and functionalfeatures.

Theresearch of structural characteristics of epithet and revealing its role intext formation makes the certain contribution to a further work in linguistictext.

Thepractical value of the work lies in the fact that the results of theinvestigation can be used in the courses of lectures in stylistics, seminars instyle and text interpretation and also can be useful for practical courses ofEnglish language.

Thetails by Oscar Wailed were used as linguistic material for our research.

Inthis work there were used the following methods of linguistic analysis: word’sdefinitions analysis, contextual-situative and text analysis for revealing theinformational value of epithet.

Thework consists of introduction, two chapters, a conclusion, a summary and thereference list of the works used.

Thefirst chapter deals with the theoretical notions of the text and itscategories, substantiation of the tasks of text interpretation. As a result ofthe study of these problems we can come to the conclusion that textinterpretation resting on the junction of stylistics and text linguistics isaimed at extracting, aesthetic and meaningful, emotional information from theliterary text.

Thesecond chapter is concerned with the semantic and stylistic analysis of theepithet. In the work the epithet is determined as a stylistic device based onthe interplay of emotive and logical meaning in a attributive word, phrase oreven sentence used to characterize an object and pointing out to the reader. The epithet always has the emotional meaning or emotional color due topeculiarities of semantic structure of adjectives.

Forthe purpose of study of linguistic nature of epithet we dwell on the problem oflexical and stylistic meaning of adjectives.

Theuse of adjectives as epithet as preconditioned by the contact and functionalcharacteristics that is predicativeness, stylistic churdge and liability forstylistic actualization in the context.

Nextundertake the study the types of epithet and its informational meaning in thetext.

Wesuggested the following classification of the epithet: conventional orstanding; explanatory, metaphorical, mixed and syntactical types of epithet (invertational and phrase).

Underthe conventional epithet we understand the firm combinations, which point outthe property of the subject.

Theexplanatory epithet points out the main feature of the word.

Themetaphorical epithet is treated as a sort of explicit metaphor.

Inthe work there were described 2 types of the metaphorical epithet: intersionaland implicational.

Inthe mixed epithet the syntactical ties between components of the string ofepithet do not coincide with their semantic ties.

Invertedepithet is characterized by three variation of lexical components.

Theincrease of expressiveness can be achieved with the help of word combinationsor sentences functioning like a syntactically independent word.

Theresearch done testifies to the great role of epithets in the creation ofimaginativeness, expressiveness, evaluativeness as the basis for exposing thewriter’s attitude towards the given object. Thus epithets make a faircontribution to the revealing of the conceptual idea of the literary text.