Художественное пространство романа В. Пелевина “Жизнь насекомых”

Художественное пространство романаВ. Пелевина «Жизнь насекомых»

Виктор Пелевин- один из самых модных современных писателей, культовыйписатель нынешней молодежи. Несмотря на это, в его творчестве немало белыхпятен, которые дают богатейший материал для возможных исследователей. В даннойработе автором предпринимается попытка анализа модного писателя. Ведь кудалегче писать реферат о Пушкине или Толстом: всё уже разобрано, расписано иобдумано за нас, но гораздо интереснее, хотя и сложнее, разобрать современнуюпрозу. Именно по данной причине выбор пал на Пелевина. Темой данной работыслужат художественное пространство романа «Жизнь насекомых», тот мир, в которыйпопадает читатель, его краски, архитектоника, населяющие его образы.

Хотя творчеству П. Посвящено множество критических статей и очерков, квеликому удивлению, о данном романе написано очень мало. В ней автор лишьопирается на исследования творчества П. Леонидом Филипповым, АлександромГенисом и Андреем Даниловым. Тем не менее в основной части своей работасамостоятельна, так как роману «Ж.н.» не посвящено ни одной монографии, атолько несколько критических статей в периодических изданиях (журнал «Звезда"и газета «Деловой Урал»).

Результатом данного исследования явились несколько выводов:

  • В романе с названием известной книги Фабра «Ж.н.», опубликованном журналом «Знамя» в апреле 1993 года, Виктор Пелевин создает особое художественное пространство, мир, где фантасмагории перемешиваются с реальностью, являя собой череду искусственных конструкций. В нем действуют непривычные правила: раскрывая ложь, не приближаешься к правде, но и умножая ложь, не удаляешься от истины.

Пелевин помещает своих героев в условия «плохой реальности», где постояннысоциальные бури и катаклизмы. Заурядные явления постсоветской действительностиполучают оригинальную интерпретацию и представляются манифестацией мощных излобных магических ритуалов. Однако ритуализация действительности играетвспомогательную роль: основное содержание романа составляет описание состоянийсознания, воспринимающего представленную картину мира в качестве реальности. При этом советская действительность оказывается своеобразным вариантом ада, гдев качестве адских мук фигурирует безысходное переживание специфическихсостояний ума. Окружающий мир для П.- череда искусственных конструкций, где мыобречены вечно блуждать в напрасных поисках из начальной действительности. Стремление воссоздать потерянное достоинство человеческой личности — основнаятема романа «Ж. н.»

  • Место действия романа — небольшой курортный городок близ Феодосии, где узнаваемы приметы постсоветского времени: ветшающее здание пансионата, кооперативные ларьки, где продают «позорные кооперативные штаны», бетонные молы, бытовка на вершине холма, фанерные щиты с рисунками несбывшегося социалистического будущего, полузаклеенные афишами с призывами посетить лекции об НЛО — «от всего этого веяло печалью». Как в любом курортном городке здесь есть танцплощадка, кино-бар «А\О ЛЮЭС» с неоновой вывеской, кафе, где громкие названия блюд не соответствуют их вкусу.

В романе обозначено несколько сюжетных линий, и каждая из них связана скакой-либо категорией людей, являющихся лицом своего времени. В романе 15героев (кстати, ровно столько, сколько и глав). В каждой истории вниманиесосредоточено на изображении странной жизни, бессмысленно жестокой вкруговороте рождений, совокуплений и смертей. Но никто не спросит у героев"Зачем живёшь?". Герои произведения узнаваемы, потому что маски насекомыхудивительно точно передают их сущность, они — типажи постсоветского периода. Внашей стране в последнее десятилетие XX века появились так называемые «новыерусские». Это комары из советской Шамбалы — Арнольд (бывший Паша) и Артур, ноэти звучные иностранные имена плохо сочетаются с образами обычных кровопивцев, как иронизирует автор, в блоковском стиле — характерного цвета «мне избы серыетвои». Но устремления у них самое современные: наладить на продаже кровисоотечественников совместный бизнес с американцем Сэмом Саккером (имя которомудано не случайно, во всём мире именно Америку называют «uncle Sam»), для нихСэм — существо высшей породы. Не выдерживают натиска новых русских непородистые- пример тому, судьба Арчибальда, работающего в пункте сдачи крови. Он самрасценивает своё прозябание как существование мимо жизни. Его попытка встатьвровень с Артуром заканчивается плачевно: крылья его уже не держат, а мухаНаташа, у которой он хочет напиться крови, попросту прихлопывает его ладошкой.

Современны устремления и у самой Наташи: она мечтает уехать с Сэмом в Америку, не желая оставаться в России и повторить бесцветную жизнь своей матери, муравьиной самки Марины, или растягивать меха баяна, как это делал её покойныйотец, офицер «Магаданского муравейника», Николай.

Ещё два героя романа: драматический актёр Максим, то торгующийбессодержательными картинами, то увлекающийся постмодернизмом — «искусствомсоветских вахтёров», и его друг Никита. Оба они наркоманы. Кстати, начиная с"Ж. н." герои П. регулярно потребляют наркотики, однако писателю глубокобезразлична проблема наркомании — его гораздо больше интересует состояниерасширенной через «набор» психики, которая изображается им очень жёстко — совсеми её изломами и падениями.

  • С точки зрения формы П. —  посмодернист (в классическом его варианте), экспериментирующий и изобретающий. Но он уходит дальше то этого, развивая традиции постмодернистской эстетики, он выписывает в романе картину мироздания. Принцип буддизма о возможном переселении человеческих душ в животных, насекомых П. доводит до абсурда. Обитатели этого мира взаимодействуют друг с другом в 2-х равноправных телесных модусах — людей и насекомых. Каждое действие героя как насекомого немедленно отзывается в нем как в человеке. Жизнь людей-насекомых оказывается непрекращающейся взаимосогласованной симуляцией актов существования. Читателю невозможно уследить за превращениями. Думаешь, что это человек, а он вонзает хоботок и пьет кровь, думаешь, муха, а она снимает платьице и идет купаться и т. д. Но всё сливается в единое целое и по отдельности один модус ничего не значит без другого. Целое — это человек-насекомое, пытающийся жить в мире, который кажется ему реальностью. По этому же принципу всеобщей связанности и взаимосогласованности, построена и структура самого романа.
  • Самопознание пелевинских героев в ситуации «плохой реальности» определяется через примат духа над материей. Это мысль о том, что источник всех бед — нравственная неполноценность личностного начала, неизбежным следствием чего является общая социальная неустроенность. П. поднимает в романе проблемы, что без внимания к смыслу собственной жизни и свободы от коммунальной зомбированности ничего хорошего не получится. Это показывает он на героях романа, точнее на 4-х их них.

Глава вторая под названием «Инициация» рассказывает об отце и сыне -жуках-скарабеях. Мудро и просто смотрит на жизнь отец, для которого вся жизнь ивесь мир — навозный шар, который он называет египетским слогом Йа. Тому же учити сына. И хоть жизнь эта непростая («башкой об бетон»), она прекрасна.

Невесело сложилась жизнь насекомого Серёжи. Вгрызшись в мягкий суглинок, онуподобился простому таракану, к тому времени, когда он стал задумываться, всёли делает верно, его жизнь стала рутинной. И в России и в Америке он оставалсявсё тем же обычным тараканом, обывателем с характерным набором предметовматериального благополучия. Серёжа пытается вырваться и для этого роет вверх (всю жизнь он рыл в сторону), под землёй от него остаётся лишь навозный шар. Выбравшись на поверхность, он вернулся на то место, откуда начал рыть, но ужесовсем старым. Он стал цикадой и затрещал своими горловыми пластинами о том,"что жизнь прошла зря, и о том, что она вообще не может пройти не зря, и о том, что плакать по всем этим поводам абсолютно бессмысленно.



Теги: пелевина