Белинский - сотрудник "Молвы" и "Телескопа"

Белинский — сотрудник «Молвы» и «Телескопа»

СОДЕРЖАНИЕ

1."Литературные мечтания"

2.Критик и публика — это два лица беседующие

3. «Молва» и «Телескоп»

Список использованной литературы

1. «Литературные мечтания»

1834 год-год, в который Белинский выступил с «Литературными мечтаниями» и с которого вошел в историю русской литературы, был отмечен новой волной общественно-политических событий разного значения и содержания. Возбуждение крестьян и городской бедноты в Москве усилилось в связи с многочисленными поджогами, имевшие место летом 1834 года. К этому периоду относятся и крупные волнения среди фабричных рабочих Московской губернии. Все это вместе свидетельствовало о дальнейшем росте протеста в народе против самодержавия и крепостничества. На общее возбужденное настроение в городе не могла не откликнуться учащиеся молодежь. В бурные летние месяцы 1834 года жандармами была арестована новая группа молодежи, связанная с Московским университетом.

Эти настроения протеста, которыми была охвачена университетская молодежь, разделял, конечно, и Белинский.

В мае 1834, Белинский получил возможность деятельно участвовать в изданиях Надеждина. Надеждин не только доверил своему молодому сотруднику временное заведование редакцией, но решился печатать осенью в «Молве» из номера в номер его первую большую статью «Литературные мечтания». Статья явилась ранним образцом глубокой демократической, прогрессивной критики. Вражда к крепостному строю, пропаганда просвещения и новых форм жизни, искренняя защита народных интересов составляют основу литературных исканий молодого Белинского. «Он обращается к литературе с требованием народности, самобытности, причем для него народность была синонимом не простонародности, как для Надеждина, а верности правдивости. Эту правдивость Белинский понимал не как натуралистическое бытописательство, «списывание с действительности», а как способность писателя-художника взглянуть на жизнь глазами своего народа, проникнуться его думами и чаяниями. Народность русского писателя должна проявляться «не в подборе мужицких или насильственной подделке под лад песен и сказок, но в сгибе ума русского, в русском образе взгляда на вещи"[1].

В статье Белинский излагает три важнейших условия, создающих подлинную литературу: «Первое: в литературу могут войти только художественно-словесные произведения, явившиеся «плодом свободного вдохновения» людей, созданных для искусства, и только для него одного. Тем самым осуждалась продажная, заказная литературная продукция, служившая правительственной идеологии.

Второе: литературу составляют не отдельные, не связанные друг с другом художественные создания, а собрание их, плод «дружных усилий людей, созданных для искусства».

И, наконец, третье: литература должна «вполне выражать и воспроизводить… дух того народа», среди которого выросли писатели. Они должны выразить «его внутреннюю жизнь до сокровеннейших глубин и биений"[2].

По мысли Белинского, основная предпосылка в условии литературу — это отражение «внутренней жизни народа». Указать на отсутствие подлинной народности — это и означает заявить об отсутствии литературы.

Отрицали русскую литературу и до Белинского, но обосновывали это отрицание чаще всего малым количеством превосходных книг, реже низким качеством художественной культуры вообще. В конечном счете, он пришел к утверждению, что наиболее глубокое выражение реализма в литературе и есть народность. «Из вышесказанного мною, — пишет Белинский, — выходит, что наша народность покуда состоит в верности изображения картин русской жизни, но не в особенном духе и направлении русской деятельности, которые бы проявились равно во всех творениях независимо от предмета и содержания оных[3]. Белинский пришел к отрицанию русской литературы в поисках силы, которая соединила бы народ и прогрессивную часть общества. Такой силой могла стать литература, выросшая на народной почве и питающаяся народными преданиями, основное качество которой — «верность картинам жизни». Основу этого взгляда представляли совершенно оригинальные и своеобразные философские и эстетические принципы, подготовленные всем ходом развития русской философской мысли и самой русской литературы.